Поиск по форуму


геноцид казачества

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

геноцид казачества

Сообщение Меликесов »

Геноцид казачества в 1919 году

Автор: Шамбаров В. Е.
Дата: 2009-12-10 13:01

На Дон пришла смерть. Не перевоспитывать, не болышевизировать “контрреволюционное” казачество красные не собирались. Они решили его уничтожить как таковое. 24 января 1919 г. Оргбюро ЦК выпустило циркулярную инструкцию за подписью Свердлова, в которой говорилось:

“Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести беспощадный массовый террор ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти” . Предписывалось “конфисковать все сельскохозяйственные продукты, провести... в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли”. Начиная наступление, Троцкий писал о казаках:

“Это своего рода зоологическая среда, и не более того. Стомиллионный русский пролетариат даже с точки зрения нравственности не имеет здесь права на какое-то великодушие. Очистительное пламя должно пройти по всему Дону, и на всех них навести страх и почти религиозный ужас. Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции... Пусть последние их остатки, словно евангельские свиньи, будут сброшены в Черное море...”.

На фото: Л.Д. Троцкий (Бронштейн)



Он же ввел в обиход противоказачьего похода термин: “устроить карфаген”. Хотя уставшие от войны казаки сами открыли фронт, это в расчет не принималось. Член РВС Южфронта Колегаев требовал от подчиненных частей массового террора. Член РВС 8-й армии Якир писал в приказе:

“Ни от одного из комиссаров дивизии не было получено сведений о количестве расстрелянных белогвардейцев, полное уничтожение которых является единственной гарантией наших завоеваний”.

Первая волна казачьего геноцида покатилась со вступлением на Дон красных войск. Реквизировали лошадей, продовольствие, кое-кого, походя, пускали “в расход”. Убивали офицеров. Иногда просто хулиганили — так, в великолепном Вешенском соборе устроили публичное венчание 80-летнего священника с кобылой. Но это были цветочки, лишь преддверие настоящего ужаса. Пробороздив донскую землю, регулярные части осели в окопах по берегу Северского Донца, фронт стабилизировался.

Вот тогда и начался истинный ужас, вторая волна геноцида. Пришла Советская власть. Перешедшие на сторону красных казачьи полки быстренько отправили на Восточный фронт. На западный фронт убрали красного казачьего командира Миронова — от греха подальше.

На фото: Командующий 2-й Конной армией Ф.К.Миронов



Началось поголовное “расказачивание”. Запрещалось само слово “казак”, ношение военной формы и лампасов. Станицы переименовывались в волости, хутора — в села. Часть донских земель вычленялась в состав Воронежской и Саратовской губерний, подлежала заселению крестьянами. Во главе станиц ставили комиссаров, часто из немецких или еврейских “интернационалистов”. Населенные пункты обкладывались денежной контрибуцией, разверстываемой по дворам. За неуплату — расстрел. В трехдневный срок объявлялась сдача оружия, в том числе дедовских шашек и кинжалов. За несдачу — расстрел. Казаков начали грести под мобилизацию. Разошедшихся по домам из желания замириться, их, уже не спрашивая никаких желаний, гнали на Урал.

А кроме всего этого, начались систематические массовые расправы. Чтобы читатель не воспринял красный террор как исключительное свойство ЧК, отметим — на Дону свирепствовали в основном трибуналы, доказав, что в кровожадности они нисколько не уступают конкурентам. Но и кроме трибуналов убийц хватало. Соревновались с ними в зверствах все местные эшелоны советской и партийной власти, особотделы 8-й и 9-й армий, да и чекисты не сидели сложа руки. Частая гребенка начала “изъятие офицеров, попов, атаманов, жандармов, просто богатых казаков, всех, кто активно боролся с Советской властью”. А кто с ней не боролся при всеобщей мобилизации от 19 до 52 лет?.. “Жандармы?” — брали стариков, служивших при царе. Еще за 1905 год. Расстреливали семьи ушедших с белыми. Раз ушел, значит, “активный”. По хуторам разъезжали трибуналы, производя “выездные заседания” с немедленными расправами. Рыскали карательные отряды, отбирая скот и продовольствие. Казнили при помощи пулеметов — разве управишься винтовками при таком размахе? Кое-где начали освобождать землю для крестьян-переселенцев из центральных губерний. Казаки подлежали выселению в зимнюю степь. Или, на выбор, под пулеметы. В 31-м Шолохов писал Горькому о “Тихом Доне”:

“Не сгущая красок, я нарисовал суровую действительность, предшествующую восстанию, причем сознательно упустил факты, служившие непосредственной причиной восстания, например, бессудный расстрел в Мигулинской 62 казаков-стариков или расстрелы в Казанской и Шумилинской, где количество расстрелянных в течение 6 дней достигло 400 с лишним человек”. В Урюпинской число казненных доходило до 60—80 в день. Измывались. В Вешенской старику, уличившему комиссара во лжи и жульничестве, вырезали язык, прибили к подбородку и водили по станице, пока он не умер. В Боковской комиссар расстреливал ради развлечения тех, кто обратил на себя его внимание. Клал за станицей и запрещал хоронить...

Уже в сентябре, на “Мироновском процессе” член РВС республики Смилга так упомянул о казачьем геноциде:“Теперь о зверствах на Дону. Из следственного материала видно, что зверства имели место. Но также видно, что главные виновники этих ужасов уже расстреляны. Не надо забывать, что все эти факты совершались в обстановке гражданской войны, когда страсти накаливаются до предела. Вспомните французскую революцию и борьбу Вандеи с Конвентом. Вы увидите, что войска Конвента совершали ужасные поступки с точки зрения индивидуального человека. Поступки войск Конвента понятны лишь при свете классового анализа. Они оправданы историей, потому что их совершил новый, прогрессивный класс, сметавший со своего пути пережитки феодализма и народного невежества, то же самое и теперь”.

Отметим в этой речи три момента. Первое — что даже такой хладнокровный палач и коммунистический фанат, как Смилга, назвал происходившее на Дону зверствами и ужасами. Второе — репрессии приняли такой размах и жестокость, что сами большевики вынуждены были для успокоения народа перебить наиболее ретивых исполнителей (когда для такого успокоения была наконец-то создана комиссия, ужаснулись даже видавшие виды профессионалы-чекисты, знакомясь с материалами преступлений). И третье — вспомнил ли сам Смилга об исторической оправданности, когда его поставили к стенке в 37-м?

На фото: И.Т. Смилга



Сначала Дон оцепенел от ужаса. Пытался найти правду у советской власти на местах и в Москве, у Ленина. Люди даже не могли предположить, что творящийся кошмар благословлен и выпестован самим центральным правительством. Выдержали казаки при втором нашествии большевиков всего лишь месяц. Пока не поняли, что их попросту систематически истребляют... В десятых числах марта почти одновременно в нескольких местах вспыхнуло восстание. В Еланской, когда 20 местных коммунистов поехали арестовывать казаков, поднялся Красноярский хутор. Казак Атланов собрал 15 человек с двумя винтовками — пошли шашками и плетками отбивать арестованных. Атаковали в конном строю, один был убит, остальные отступили. Привезли погибшего на хутор, сбежался народ, заголосили бабы... И этот один убитый — после тысяч жертв — стал каплей, переполнившей чашу. Прорвалось все накопившееся...В Казанской, когда на очередной хутор приехали 25 трибунальцев с пулеметом производить там “Карфаген”, тоже восстали. Пошла цепная реакция. Сотник Егоров поднял по казачьему сполоху 2 тыс. человек. Казаки трех хуторов прогнали большевиков из Вешенской. Вначале восстали 5 станиц — Казанская, Еланская, Вешенская, Мигулинская и Шумилинская. Хутора самостоятельно формировали сотни, выбирали на сходах командиров из самых боевых. Наступательных операций не предпринимали — связывались с соседями, прощупывали разъездами окрестности, истребляли карателей и чекистов. В качестве агитационных материалов повстанцы распространяли найденные у большевиков инструкцию Оргбюро ЦК РКП(б) от 24.01.19 о казачьем геноциде и телеграмму Колегаева о беспощадном уничтожении казаков. Постановили мобилизовать всех, способных носить оружие, от 16 до 70 лет.

Большевики сначала не придали восстанию особенного значения. Оружие выгрести они уже успели. А мало ли было крестьянских бунтов, подавляемых быстро и малой кровью (со стороны карателей)? Таким же привычным восстанием представлялось и казачье. Но оно отличалось. Казачьей спайкой, привычкой дисциплины, способностью быстро организовываться. И разливалось все шире: поднялись Мешковская, Усть-Хоперская, практически весь Верхне-Донской округ. Началось брожение в соседних, Усть-Медведицком и Хоперском округах. “Столицей” стала окружная станица Вешенская. Лозунг был выдвинут поначалу “За советскую власть, но против коммуны, расстрелов и грабежей”, т. е. близкий махновской программе. Председателем исполкома избрали военного чиновника Данилова, командующим стал хорунжий Павел Кудинов, георгиевский кавалер всех 4-х степеней. 20.03, разбив посланный на них карательный отряд, Вешенский полк взял 7 орудий, 13 пулеметов и занял Каргинскую. На другой день, изрубив одними шашками еще один отряд, — Боковскую. Область восстания протянулась на 190 км. Только тогда красные начали снимать с фронта регулярные полки, обкладывая эту область со всех сторон. Сражались повстанцы отчаянно. Не хватало даже винтовок — их добывали в боях. Дрались холодным оружием, дедовскими шашками и пиками. Не было боеприпасов. Отливали картечь из оловянной посуды. На складах в Вешенской были найдены 5 млн. учебных холостых патронов. Их переделывали вручную, переплавляя на пули свинцовые решета веялок. Такие пули без сердечника и оболочки размягчались от выстрела, с сильным жужжанием летели недалеко и неточно, но при попаданиях наносили страшные рваные раны. Дети на местах боев выковыривали из стен и земли пули с картечью. Стаканы снарядов для картечи вытачивались из дуба. Для имитации пулеметной стрельбы делали специальные трещотки. Рано или поздно восстание было обречено на гибель. И когда пришла пора трезво оценить обстановку, повстанцы обратились к белым. Делегация на лодках пробралась через расположение большевиков в Новочеркасск с мольбой о помощи. Казаки просили прислать оружия, табаку, спичек. Единственное, чем пока могли им помочь Донская и Добровольческая армии, — это мешать красным снимать с фронта войска. Вооруженным силам Юга России и самим приходилось туго. Пали Одесса и Крым, огромные силы большевиков навалились на фланги, глубоко прорываясь от Царицына и Донбасса, угрожая самому существованию белогвардейского Юга.

По материалам книги Шамбарова В. Е. - "Белогвардейщина".

http://www.youtube.com/watch?feature=pl ... Ya2jWz6KM8
Вложения
геноцид.jpg
геноцид.jpg (43.98 КБ) 6440 просмотров
Последний раз редактировалось Меликесов 09 дек 2013, 10:34, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Меликесов »

Прибавим еще и то, что, по словам самих красных партизан (эти слова лично слышали некоторые бежавшие из Трёхречья) — они посланы советской властью с приказанием истребить всех без исключения русских переселенцев, живущих в Трёхречье, и уничтожить всё их имущество. В тех местах, где красные партизаны побывали, они точно исполнили этот приказ сатанинской власти и не их вина, если некоторым жертвам удалось бежать и передать нам точно всё, что они видели и слышали в эти ужасные дни…» («Хлеб небесный», 1929 г., № 13, Харбин).

Так закончила своё существование большая часть ушедших в Северный Китай Забайкальского и Амурского казачьих войск. За «победу» над безоружными женщинами и детьми в «конфликте на КВЖД» красноармейцы и каратели ГПУ получали боевые ордена и наградное оружие. А в память о погибших беженцах до сих пор так и не было поставлено ни одного памятного знака, ни одной мемориальной доски. Памятником им остались лишь пламенные послания, которые писал в их защиту к христианам всего мира первоиерарх РПЦЗ митрополит Антоний (Храповицкий), да стихотворение поэтессы Забайкальского казачьего войска Марианны Колосовой «Казачат расстреляли»:

Видно ты уснула, жалость человечья?!
Почему молчишь ты, не пойму никак.
Знаю, не была ты в эти дни в Трёхречье.
Там была жестокость — твой извечный враг.

Ах, беды не чаял беззащитный хутор…
Люди, не молчите — камни закричат!
Там из пулемёта расстреляли утром
Милых, круглолицых, бойких казачат…

У Престола Бога, чьё подножье свято,
Праведникам — милость, грешникам — гроза,
С жалобой безмолвной встанут казачата…
И Господь заглянет в детские глаза.

Скажет самый младший: «Нас из пулёмета
Расстреляли нынче утром на заре».
И всплеснет руками горестными кто то
На высокой белой облачной горе.

Выйдет бледный мальчик и тихонько спросит:
«Братья-казачата, кто обидел вас?»
Человечья жалость прозвенит в вопросе,
Светом заструится из тоскливых глаз.

Подойдут поближе, в очи ему взглянут —
И узнают сразу. Как же не узнать?!
«Был казачьих войск ты светлым Атаманом
В дни, когда в детей нельзя было стрелять».

И заплачут горько-горько казачата
У Престола Бога, чьё подножье свято.
Господи, Ты видишь, вместе с ними плачет
Мученик-Царевич, Атаман Казачий!

Аватара пользователя
Харбин
Сообщения: 1496
Зарегистрирован: 03 окт 2013, 11:40
Откуда: Омск
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Харбин »

(статья 1973г.)
Прошло более 40 лет со времени очередного коммунистического преступления, и мне хотелось бы о нем напомнить, как пережившему все описываемое.
После прекращения белого движения в 1920 году на казачеством Дона нависла черная хмара расправы. Каждую ночь "черный ворон” выхватывал свою жертву и увозил ее безследно и навсегда. Страшный Дамоклов меч всегда висел над головой каждого и никто не был застрахован от его безпощадного удара.
Население Дона переносило этот жесточайший террор почти без сопротивления, оно было обезкровлено, пострадав больше всего в борьбе с большевиками. Во время Белого движения в Донскую Армию входило почти все мужское казачье население, способное носить оружие. Армия эта отошла до самого моря. Очень много казаков, если не сказать большинство, по разным причинам не попали на пароходы для дальнейшего отхода. Вместе с Армией были и больные, раненые, жители с семьями, бежавшие от большевиков. Много из них было захвачено в плен и почти поголовно уничтожено. Немногие же рассеялись по всей России, главным образом по Кавказу, спасаясь, кто как мог.
Систематическое, и как бы втихомолку, но по особому плану вылавливание уцелевших казаков продолжалось до 1930 года – исчезали люди, то тут, то там каждую ночь. Но дальше уничтожение казачества приняло ужасающие размеры. Особенно был тяжел 1933 год, когда правительство СССР решило свой план закончить в ударном порядке, избрав новый метод уничтожения казачества путем раскулачивания через своих уполномоченных-чекистов. Во главе их стоял известный садист – убийца государя Николая II и его семьи, Белобородов. Это он, находясь в Ростове на Дону, проводил коллективизацию и кампанию по ликвидации "кулаков”. В его же работу входило распыление и уничтожение казачества.
Для выполнения этой работы его уполномоченные организовали в хуторах и станицах местные активы из всяких прохвостов, проходимцев, лодырей, и с этими подонками началось уничтожение населения Дона. Эти активы бедноты состояли главным образом из переселенцев из центральных губерний России.
Все те, кто мало-мальски противился их варварскому методу ограбления или укрывал свое добро, зерно, муку и другое продовольствие, сохраняя его лишь для своего питания, немедленно арестовывались и высылались в концлагеря, а все их имущество конфисковывалось. Все отобранное сосредоточивалось в особых базах, и это чужое добро безхозяйственно расходовалось без учета и контроля.
В городах были открыты магазины, будто бы для местного населения, но купить в них что либо было невозможно. Объявлялось, например, что сегодня будет в продаже то или иное. Народ собирался, толпясь в очередях. Магазины открывались не спеша, под предлогом приготовления товара к продаже. Но когда он открывался, только десятку, двум из тысячной толпы удавалось что-то купить – сырой из суррогата хлеб, ячменную крупу, квашенную с червями капусту или прочую испорченную дрянь. После же объявлялось, что все продукты распроданы и милиция немедленно разгоняла очередь с бранью и побоями. Такое издевательство повторялось изо дня в день.
Из-за недостатка продуктов питания начались грабежи и воровство, которым особенно отличались служащие и рабочие складов и магазинов. Прекратить его было невозможно. Расхищенные товары менялись или продавались на нелегальных базарах, на черном рынке. Но все те, кто не успевали с них убежать при облавах милиции, отправлялись в принудительные трудовые лагеря. Все это, недостаток во всем часто вынуждал людей идти на всякие преступления.
Служба или работа были обязательные для каждого, но они не обезпечивали в материальном отношении, не хватало даже на скудную жизнь семьи. Но работать было нужно, ибо кто не работает, тот не ест – это был лозунг советской власти, и он строго соблюдался. К работе принуждали, но за малейшие опоздание опоздавший строго карался, вплоть до заключения в тюрьму или в трудовой лагерь.
Карточки были введены только для городского населения рабочих районов. В хуторах и станицах их не было, ибо, по мнению властей, люди, связанные с сельским хозяйством, должны были сами себя кормить из тех остатков продовольствия, что у них оставались после сдачи продуктов государству. А норма сдачи по продналогу или разверстке всегда властями умышленно преувеличивалась. Несдача полностью или опоздание карались ссылкой в трудовые лагеря с конфискацией имущества.
В хуторах и станицах происходили еще большие трагедии. Их ограбленное сельскохозяйственное население буквально голодало и умiрало с голоду. Весь скот, кошки, собаки все это было съедено. Трава, колючки, солома – все это терлось на камнях и из этих неудобоваримых для людей суррогатов, с примесью частиц отрубей или муки приготовлялось подобие хлеба. Немало было случаев и людоедства: матери, потерявшие рассудок, поедали своих малых людей…
Голодный ужас охватил когда-то плодородную цветущую Донскую область. Люди бежали куда попало, чтобы спастись от голодной смерти и от преследования, но далеко не все это смогли сделать и не всем это удавалось.
На ЖД станциях валялись разложившиеся трупы людей из хуторов и станиц, так называемых "мешочников”, которые без билетов, на товарных и других поездах рыскали в поисках пропитания для своих семей и для себя. Ничего не найдя, ослабевали и умiрали от голода, а дома их ждали их семьи, также пухли от голода и тоже умiрали. Много хуторов опустело. Когда умiрали последние, трупы их убирать было некому, уцелевшие, одичавшие собаки и другие звери их пожирали.
Но вот пришла весна, а выполнять правительственные задания посевной кампании было некому и нечем, все было уничтожено. И только тогда власти убедились, до чего они довели народ, выполняя план. Узнав о результатах этого умышленного чудовищного уничтожения хозяйств и населения, Сталин лицемерно как бы осудил не в меру своих исполнительных опричников за "перегибы”.
Осенью того же года из центральных губерний стали направлять в казачьи области бедноту, которую распределяли по станицам и хуторам. Беднота эта занимала опустевшие дома и пользовалась всем хозяйством вымерших и сосланных в лагеря смерти хозяев-казаков.
Наступила зима. Топливом пришельцы своевременно себя не обезпечили и стали вырубать фруктовые деревья в садах. За одну зиму почти все приусадебные сады были сожжены на топку. Из переселенцев и остатков казачьего населения, готовясь к весне, власти стали усиленно организовывать колхозы. В них хозяйство началось по новому. Остатки казачьего населения были запуганы, терроризованы властями и новыми пришельцами. Последние стали главными хозяевами.
Хозяйничали они по своему, нерадиво и неумело, отчего результаты урожая были плохими, что приписали вредительству оставшихся еще в живых казаков. За него судили и опять ссылка на Колыму и в другие места.
Искусственный голод в Донской Области имел целью уничтожить все здоровое казачье население под видом кулаков, подкулачников и вредителей. Подкулачники – это тот здоровый элемент из бедняков и середняков, который осмеливался говорить правду о несправедливых действиях властей, но за эту правду они ссылались по лагерям вместе с кулаками. А кто же был кулаком? Это зажиточный хлебороб, который со своим семейством на своем поле работал от утра и до ночи, не разгибая спины…
Кое-кто из остатков уцелевшего еще казачьего населения, предвидя террор при раскулачивании и коллективизации, запасясь поддельными документами, бежали, побросав свои насиженные гнезда.
Старики, больные, дети раскулаченных изгонялись из своих домов и из хутора. Выселенные, в отчаянии и без надежды возврата уходили в балки и овраги. И там, как дикие звери, рыли для себя пещеры-землянки, в которых спасались от стужи и ненастья. Многие, терзаемые безчеловечным обращением со стороны власть имущих, голодные, лишались рассудка и погибали, другие кончали самоубийством.
Несмотря на риск и угрозы властей, казачье население, остававшееся до поры до времени не раскулаченным, старалось, по возможности, помочь этим отверженным скудным питанием, одеждой и устройством им землянок-нор.
Все происходившее в связи с этим жестоким безпримерным в истории террором, - страшнее моих бледных строк, я не в силах описать все то, что пережили казаки в эти дни лихолетья.
В таком положении оказался мой отец, 80-летний старик, с больной невесткой и двумя ее детьми. Муж невестки, мой брат Яков, был сослан, как кулак, в Казахстан на постройку железной дороги, где скоро умер с голоду. Шестилетняя дочь брата не вынесла холода и голода и в эту страшную зиму умерла в холодной сырой пещере в балке. Невестка весной была сослана в один из лагерей смерти вместе со своим 13-летним сыном и другими такими же несчастными людьми. Так семья брата была полностью уничтожена. И сколько еще семей погибло таким же образом!..
Б.А. Беляевский (США)
Источник: Общеказачья газета "Станица” №35
http://rus-vopros.livejournal.com/21103 ... ine#cutid1
Имеющий уши, да услышит...

Аватара пользователя
Харбин
Сообщения: 1496
Зарегистрирован: 03 окт 2013, 11:40
Откуда: Омск
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Харбин »

Расказачивание: 1917 - 1947 гг.

Не вполне поначалу понятные слова из прошлого отцовской станицы - "голодомор", "саботаж" - я слышал давно. Безсознательно они воспринимались как что-то страшное и полузапретное в разговоре вне дома. Чаще всего поминал их мой дядя, Петр Михайлович, у которого я жил, приезжая в станицу. После долгих бесед на ночь этот самый "саботаж" представлялся не словом в обычном значении, а как что-то большое, черное, душное.
Словно явление стихии, спускавшееся на пустые станичные улицы...
Нашу Новодеревянковскую в 1932 году обрекли на вымiрание. Сегодня, если походить по ней, бросится в глаза странность планировки: на параллельных друг дружке улицах дома стоят где тесно, один к другому, а где от дома до дома и сто, и двести метров, поросших бурьяном, проклятой амброзией. Особенно велики пустыри, прогалы застройки в историческом центре станицы. Но ведь не так же все было некогда!
И здесь стояли дома, жили люди. Но они исчезли! Целые кварталы, целые семьи, фамилии.
Сегодня в станице с хуторами - около 8 тысяч человек. Меньше трети от ее населения в 20-е годы.
Да и много ли нынешних станичников козацкого рода-племени? По числу жителей после русских и украинцев идут армяне, белорусы, мари, цыгане, мордва, чуваши, молдаване, езиды, удмурты, табасаранцы и еще десяти этносов представители (менее 25 человек от каждого).
Большинство - потомки переселенцев из других областей. Как следствие - культура и традиции, самое название станицы исчезают из обихода. Всё чаще говорят "Новая Деревня"; так и в автобусном расписании значится. Кажется, и старики, сначала считавшие такое "переименование" оскорблением, смирились. Да и сколько их осталось - тех, кто помнит подлинную станичную жизнь? А из тех, кто помнит 20-30-е годы, - не все решаются рассказывать.
Происходившее тогда в России наглядно иллюстрируют фотографии тех дней - особенно если сравнивать их с прежними, дореволюционными.
На фото до 17-го года - спокойные, благородные лица. Лица людей, еще уверенных в завтрашнем дне. А вот 20-е годы: лица осунувшиеся, напряженные. Какая там уверенность... На снимках нашей семьи до 1917 года - казаки в черкесках, казачки в нарядных платьях; затем - резко, сразу! - совсем другая жизнь. Черкесок, нарядов нет. Больше нет хозяев - себе, своей земле. В глазах ожидание, предчувствие расставания...
Помню, дядя просыпался по ночам, что-то спешил записать. Утром рассказывал, что вспомнил - из прошлого станицы или что сам видел. Если бы не он, я бы никогда, наверное, не мог сказать про Новодеревянковскую - "наша станица". Ведь ни дед мой, ни его сестры не могли прежде говорить - как убили их отца, как они ушли к белым... Они и фотографии родительские до середины 80-х не показывали...
Но все, что мы знаем, - благодаря им. Благодаря решившимся рассказывать (в статье - лишь малая толика их свидетельств). Наша задача сегодня - не забыть ничего и никому и то же завещать идущим вслед.
***
Репрессии, обобщенно и емко называемые "расказачивание", задуманы были революционерами задолго до 1917 года. И вовсе не в мифическом подавлении "народных выступлений" дело (казаков советские историки обычно "путали" с конной жандармерией). Консерватизм взглядов, зажиточность, свободолюбие, любовь к родной земле, грамотность казаков неизбежно делали их врагом большевиков.
В России до 17-го года довольно компактно жило более 6 млн казаков.
Идеологи "мiровой революции" объявили их "опорой самодержавия", "контрреволюционным сословием". Как писал Ленину один из таких "теоретиков", И. Рейнгольд: "Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность
и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица - вооруженный лагерь, каждый хутор - крепость".
Первые карательные акции были организованы большевиками сразу после октябрьского переворота - силами "интернационалистов" (особенно латышей, мадьяр, китайцев), "революционных матросов", горцев Кавказа, иногороднего (т.е. не казачьего) населения казачьих областей. А уж затем это насилие вызвало участие казаков (до того пытавшихся соблюдать подобие нейтралитета в общероссийской сваре) в Белом движении.
Террор достиг первого пика еще в ходе Гражданской войны - оформившись известной директивой Оргбюро ЦК ВКП(б) 24 января 1919 г. Речь шла о репрессиях против всего казачества! Этот подписанный Свердловым документ настолько важен в "юридическом" оформлении политики советской власти в отношении казачества, что стоит привести здесь его полный текст:
"Циркулярно,
секретно.

Последние события на различных фронтах в казачьих районах - наши продвижения в глубь казачьих поселений и разложение среди казачьих войск - заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы при воссоздании и укреплении Советской власти в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую безпощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:
1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести безпощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью.
К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.
3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.
4.Уравнять пришлых "иногородних" к казакам в земельном и во всех других отношениях.
5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.
6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.
7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.
8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.
ЦК постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли.
Центральный Комитет РКП(б)".
Помимо массовых расстрелов, были организованы продотряды, отнимавшие продукты; станицы переименовывались в села, само название "казак" оказалось под запретом...
Директива Свердлова дополнялась и развивалась разного рода постановлениями.
Так, "Проект административно-территориального раздела Уральской области" от 4 марта 1919 г. предписывал "поставить в порядок дня политику репрессий по отношению к казачеству, политику экономического и как подобного ему красного террора... С казачеством, как с обособленной группой населения, нужно покончить".
3 февраля 1919 г. появился секретный приказ председателя РВС Республики Троцкого, 5 февраля - приказ № 171 РВС Южного фронта "О расказачивании". Тогда же директива Донбюро ВКП(б) прямо предписывала - а) физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие, т.е. от 18 до 50 лет; б) физическое уничтожение так называемых "верхов" станицы (атаманов, судей, учителей, священников), хотя бы и не принимающих участия в контрреволюционных действиях; в) выселение значительной части
казачьих семей за пределы Донской области; г) переселение крестьян из малоземельных северных губерний на место ликвидированных станиц...
Мало того - Донбюро и Реввоенсовет требуют неукоснительного исполнения на местах своих директив, спуская по инстанциям документы подобного типа: "Ни от одного из комиссаров дивизии не было получено сведений о количестве расстрелянных... В тылу наших войск и впредь будут разгораться восстания, если не будут приняты меры, в корне пресекающие даже мысли о возможности такового.
Эти меры: полное уничтожение всех, поднявших оружие, расстрел на месте всех, имеющих оружие, и даже процентное уничтожение мужского населения". Подписал сей документ, между прочим, будущий страдалец И. Якир (тогда член РВС 8-й армии).
Как писал в приказе-воззвании в августе 1919 г. Ф. Миронов (сам своим сотрудничеством с большевиками увлекший на предательство и гибель тысячи казаков): "Население стонало от насилий и надругательств. Нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса... Восстания в казачьих областях вызывались искусственно, чтобы под этим видом истребить казачество". Сам председатель Донбюро С. Сырцов, говоря о "расправе с казачеством", его "ликвидации", отмечал: "станицы обезлюдели". В некоторых было уничтожено до 80% жителей. Только на Дону погибло от 800 тысяч до миллиона человек - около 35% населения.
Еще свидетельство - посланного на Дон московского коммуниста М. Нестерова: "Партийное бюро возглавлял человек... который действовал по какой-то инструкции из центра и понимал ее как полное уничтожение казачества... Расстреливались безграмотные старики и старухи, которые едва волочили ноги, урядники, не говоря уже об офицерах. В день расстреливали по 60-80 человек... Во главе продотдела стоял некто Голдин, его взгляд на казаков был такой: надо всех казаков вырезать! И заселить Донскую область пришлым элементом..."
Другой московский агитатор, К. Краснушкин: "Комиссары станиц и хуторов грабили население, пьянствовали... Люди расстреливались совершенно невиновные - старики, старухи, дети... расстреливали на глазах у всей станицы сразу по 30-40 человек, с издевательствами, раздевали донага. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запрещали это делать..."
Именно осуществление директивы Оргбюро привело к восстанию на Верхнем Дону 11 марта 1919 г. И первой восстала та самая станица Казанская, что незадолго до этого чуть ли не хлебом-солью встречала большевиков!..
Побывавшие в восставшей Вешенской летчики Безсонов и Веселовский докладывали Войсковому Кругу: "В одном из хуторов Вешенской старому казаку за то только, что он в глаза
обозвал коммунистов мародерами, вырезали язык, прибили его гвоздями к подбородку и так водили по хутору, пока старик не умер. В ст. Каргинской забрали 1000 девушек для рытья окопов. Все девушки были изнасилованы и, когда восставшие казаки подходили к станице, выгнаны вперед окопов и расстреляны... С одного из хуторов прибежала дочь священника со "свадьбы" своего отца, которого в церкви "венчали" с кобылой. После "венчания" была устроена попойка, на которой попа с попадьей заставили плясать. В конце концов батюшка был зверски замучен..."
8 апреля 1919 г. - очередная директива Донбюро: "Насущная задача - полное, быстрое и решительное уничтожение казачества как особой экономической группы, разрушение его хозяйственных устоев, физическое уничтожение казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, распыление и обезвреживание рядового казачества..."
После оккупации красными Юга России репрессии прокатились по областям Кубанского и Терского войск. При выселении терских станиц Калиновской, Ермоловской, Самашкинской, Романовской, Михайловской, Асиновской красные горцы убили 35 тысяч стариков, женщин и детей (и вселились в опустевшие станицы). За один лишь прием были вывезены на север и расстреляны 6 тысяч кубанских офицеров.
К концу 1920 году остатки Кубанской армии - преимущественно рядовые казаки, - сложив оружие, расходились по домам. Казалось бы, реальный шанс для большевиков добиться замирения.
Однако советская 9-я армия лишь усиливала репрессии. В одном из ее отчетов учтены карательные акции за время с 1 по 20 сентября: "Ст. Кабардинская - обстреляна артогнем, сожжено 8 домов... Хутор Кубанский - обстрелян артогнем... Ст. Гурийская - обстреляна артогнем, взяты заложники... Хут. Чичибаба и хут. Армянский - сожжены дотла... Ст. Бжедуховская - сожжены 60 домов... Ст. Чамлыкская - расстреляно 23
человека... Ст. Лабинская - 42 чел... Ст. Псебайская - 48 чел...
Ст. Ханская - расстреляно 100 человек, конфисковано имущество, и семьи бандитов отправляются в глубь России... Кроме того, расстреляно полками при занятии станиц, которым учета не велось..." И вывод штаба армии: "Желательно проведение в жизнь самых крутых репрессий и поголовного террора!.." Ниже - зловещая приписка от руки: "Исполнено".
При т.н. "конфискациях" у казаков порой выгребались все имевшиеся вещи, вплоть до женского нижнего белья!..
Одновременно развернута была кампания обоснования террора в большевицкой печати.
Например, в феврале 1919 г. газета "Известия Наркомвоена" (выходившая фактически под прямой редакцией Троцкого) писала: "У казачества нет заслуг перед русским народом и государством. У казачества есть заслуги лишь перед темными силами русизма... По своей боевой подготовке казачество не отличалось способностями к полезным боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы приходится заметить сходство между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мiра..."
Мало того получается, по мнению командования РККА, что казаки - "царские сатрапы", так они еще что-то навроде вредных насекомых! Ну, а раз так - к ногтю их! "Российский пролетариат не имеет никакого права применить к Дону великодушие... На всех их революционное пламя должно навести страх, ужас, и они, как евангельские свиньи, должны быть сброшены в Черное море!"
Вспоминая события тех лет, даже убежденный коммунист М. Шолохов пишет (письмо Горькому от 6 июня 1931 г.): "Я нарисовал суровую действительность, предшествующую восстанию; причем сознательно упустил такие факты... как безсудный расстрел в Мигулинской станице 62 казаков-стариков или расстрелы в станицах Казанской и Шумилинской, где количество расстрелянных казаков (б. выборные хуторские атаманы, георгиевские кавалеры, вахмистры, почетные станичные судьи, попечители школ и проч. буржуазия и контрреволюция хуторского масштаба) в течение 6 дней достигло солидной цифры - 400 с лишним человек..."
Активное истребление шло до 1924 года, после чего наступило некоторое затишье.
Конечно, аресты продолжались, приутихла лишь волна безсудных расправ. Советская власть, изображая "гражданский мир", добивалась возвращения эмигрантов (дабы окончательно ликвидировать угрозу с их стороны). Первое время "возвращенцев" не трогали...
К 1926 году на Дону оставалось не более 45% прежнего казачьего населения, в других войсках - до 25%, а в Уральском войске - лишь 10% (оно чуть ли не целиком снялось с места, пытаясь уйти от безбожной власти). Было уничтожено и выброшено из страны много казаков старше 50 лет - хранителей традиций.
Кстати говоря: заканчивая разговор о первом этапе массового расказачивания, считаю необходимым особо подчеркнуть роль в его организации Ленина. В последние десятилетия советской власти для многих даже самых записных диссидентов общим местом было, подчеркивая репрессивную антинародную сущность сталинского режима, кивать на "доброго" Ильича.
Действительно, довольно ранняя смерть Ленина оставила возможность неких предположений, будто при нем бы все было совсем иначе. Тем более что огромное количество документов, вышедших за его подписью, с категорическими "расстрелять", "безпощадно и повсеместно", было надежно упрятано в архивах.
Сегодня мы знаем - изуверская директива Оргбюро вовсе не готовилась в тайне от "вождя мiрового пролетариата", без его ведома. Ленин не только знал о происходящем, но и лично участвовал в выработке политики большевицких властей по отношению к казакам.
Достаточно вспомнить ленинскую телеграмму Фрунзе по поводу "поголовного истребления казаков"!
Еще свидетельство - письмо Дзержинского Ленину от 19 декабря 1919 г., в котором указывается, что на тот момент в плену у большевиков содержалось около миллиона казаков. Какую, вы думаете, наложил вождь резолюцию на этом письме? Ну, разумеется, вполне в своем духе - "Расстрелять всех до одного"! На Кавказ Ленин периодически отправлял телеграммы - "Перережем всех".
Слава Богу, что у Советов просто физически сил не было, чтобы осуществить в те годы все людоедские директивы "человечного" Ильича!
Имеет непосредственное отношение к происходившему на казачьих землях и вообще на Юге России и еще одно распоряжение Ленина - посылать красных головорезов-интернационалистов в районы, где действуют т.н. "зеленые" - "вешать под видом "зеленых" (мы потом на них и свалим) чиновников, богачей, попов, кулаков, помещиков. Выплачивать убийцам по 100 тысяч рублей..." А теперь давайте-ка вспомним, как советская пропаганда долгие годы утверждала, что на совести казаков и Белой армии - карательные акции против мирного населения. Нет ли и здесь кровавого ленинского следа случаем?..
***
"Заигрывание" с казаками завершилось с окончанием НЭПа. Постепенно исчезали рискнувшие вернуться из эмиграции, остатки прежней интеллигенции и офицерства - все, кто, по мнению властей, еще мог возглавить сопротивление.
Весной 1928 г. советские газеты сообщили о раскрытии органами ОГПУ заговора "спецов" в Шахтинском районе Донбасса.
Знаменитое "Шахтинское дело" открыло череду сталинских политических процессов. И нелишне тут будет указать на обстоятельство, обычно остающееся вне внимания исследователей. Город Шахты (до 1920 г. Александровск-Грушевский) - один из центров угольной промышленности на территории Области Войска Донского. На его шахтах рабочими и специалистами нижнего и среднего звена трудились многие казаки, вынужденные оставить родные станицы.
И вряд ли выбор места показательного процесса против "вредителей" был случаен! Вслед за репрессиями против инженеров началась зачистка шахт и предприятий от "неблагонадежного" казачьего элемента. Казаков увольняли, лишали продовольственных карточек (что обрекало семьи многих на голодную смерть), арестовывали, высылали. Поднималась самая страшная волна расказачивания, окончательно накрывшая казачьи области Юга России!..
В январе 1930 г. вышло постановление "О ликвидации кулачества как класса в пределах Северо-Кавказского края". Казаков выгоняли из куреней зимой, без продуктов и одежды, обрекая на гибель по дороге в места ссылок. Власть готовилась к восстанию в казачьих областях. Более того, явно провоцировала его - массовое выступление позволило бы вновь открыто истреблять казачество. Но восставать, в общем-то, было уже некому - ни оружия, ни вождей. Хотя были, конечно, и примеры сопротивления, в том числе и вооруженного (например, массовые волнения в феврале 1930 г. в селах и станицах Барашковское, Весело-Вознесенское, Константиновская, Новый Егорлык, Ново-Манычское), а для подавления их на Кубани использовалась даже авиация; небольшие же группы казаков продолжали борьбу вплоть до прихода немцев в 1942 г. Однако в целом по Северо-Кавказскому краю (97 районов Дона, Кубани и Ставрополья) коллективизация завершилась без особых эксцессов. "Кулаки" и прочий "антисоветский элемент" арестованы и высланы (согласно сводке штаба СКВО, к 1 марта 1930 г. по Северному Кавказу было "изъято" 26261 человек, в большинстве своем казаков). Казалось бы, могло наступить очередное "затишье".
Однако объявленный в конце 30-го года "новый подъем колхозного движения" закончился повсеместными выходами из колхозов (с января по июль 1932 г. их число в РСФСР сократилось на 1370,8 тыс.), требованиями возврата имущества. Чрезвычайные меры в заготовительной политике, безкормица, ухудшение ухода привели к значительному падежу скота; уборка зерна в 1931 г. по всему Югу России затянулась до весны 32-го, а на Кубани наблюдался невиданно низкий урожай зерновых - от 1 до 3 ц.!
7 августа 1932 г. был издан т.н. "закон о пяти колосках". За любую кражу госсобственности - расстрел или, в лучшем случае, 10 лет с конфискацией имущества. За несколько колосков, сорванных, чтобы накормить пухнущих от голода детей, отправляли в тюрьмы их матерей...
Направляемые в станицы уполномоченные, не имевшие представления о сельском хозяйстве, лишь усугубляли положение.
В каждом встречном им виделся "контрреволюционный элемент". Однако, повторюсь, ничего случайного власть не предпринимала. Все было заранее продумано.
Осенью 32-го на Кубань прибыл "испытанный боец в борьбе за хлеб на Юге России" корреспондент "Правды" Ставский, сразу определивший настроение казаков как явно "контрреволюционное": "Белогвардейская Вандея ответила на создание колхозов новыми методами контрреволюционной деятельности - террором... В сотне кубанских станиц были факты избиения и убийств наших безпартийных активистов... Наступил новый этап тактики врага, борьба против колхозов не только извне, как это было раньше, но и борьба изнутри".
В Новотитаровской Ставский обнаружил 80 казаков, вернувшихся из ссылки, и тут же донес: "Местные власти не принимают никаких мер против этих белогвардейцев... Саботаж (вот и прозвучало страшное слово, ставшее на десятилетия чуть ли не нарицательным для наименования этого периода времени! - Г.К.), организованный кулацкими элементами Кубани... Классовый враг действует решительно и порой не без успеха..." И - решительный вывод: "Стрелять надо контрреволюционеров-вредителей!"
И - стреляли! Волна расказачивания начала 30-х годов прокатилась не только по казачьим землям. Затронула напрямую она и тех казаков, что вынужденно покинули свои станицы, спасаясь от репрессий. Одновременно с "ликвидацией кулачества" на хлебном Юге, видимо, было решено нанести удар в столице, где к тому времени оказалось довольно много вынужденных переселенцев из казачьих областей.
Задача ставилась ликвидировать не просто бывших противников и возможных свидетелей массового террора - уничтожались наиболее грамотные и авторитетные в казачьей среде.
Осенью 1930 г. в Москве прошли массовые аресты казаков - проходивших по сфабрикованному органами ГПУ делу о т.н. "Казачьем блоке". Всего были осуждены 79 человек. Как гласило обвинительное заключение: "В августе-ноябре 1930 г. Особым отделом ОГПУ была раскрыта и ликвидирована существовавшая в Москве казачья контрреволюционная группировка, состоявшая в большинстве своем из видных казачьих контрреволюционных деятелей и белых офицеров, бежавших в свое время за границу и возвратившихся в СССР..."
По делу были расстреляны 8 апреля 1931 г. 31 человек - в том числе бывший оренбургский атаман генерал-майор Н.С. Анисимов, член Кубанской Рады и правительства П.М. Каплин, известные белые генералы А.С. Секретев, Ю.К. Гравицкий, И.Л. Николаев, Е.И. Зеленин, члены Донского войскового круга Мамонов, Чипликов, Медведев, Давыдов... Остальных ждали концлагеря, членов их семей - высылка...
***
Осенью 1932 - весной 1933 г. невиданный голод охватил Украину, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан, Западную Сибирь, юг Центрально-Черноземной области и Урала - территорию с населением около 50 млн чел.
Систему "черных досок" (названных так по советской традиции - в отличие от "красных досок" почета) ввел член ЦК ВКП(б), секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) Б.П. Шеболдаев. На "доску позора" заносились станицы, по мнению партии, не справившиеся с планом хлебосдачи.
3 ноября 1932 г. было издано постановление, обязывавшее единоличные хозяйства под страхом немедленной ответственности по ст. 61 УК (смертная казнь) работать со своим инвентарем и лошадьми на уборке колхозных полей. "В случае "саботажа", - разъясняла краевая партийная газета "Молот", - скот и перевозочные средства у них отбираются колхозами, а они привлекаются к ответственности в судебном и административном порядке".
Принудительные меры встречали пассивное сопротивление - людей вынуждали укрывать зерно для пропитания в т.н. "черных ямах".
Местный актив кивал на "вредителей" (хотя совсем недавно Юг России накрыли три волны раскулачивания и выселений). 4 ноября вышло новое постановление. По Северо-Кавказскому краю самыми "отстающими" признали районы Кубани: "Кубань организовала саботаж кулацкими контрреволюционными силами не только хлебозаготовок, но и сева". Крайком партии совместно с представителями ЦК (комиссия во главе с Л.М. Кагановичем - А.И. Микоян, М.Ф. Шкирятов, Г.Г. Ягода и др.) постановил:
"За полный срыв планов по севу и хлебозаготовкам занести на черную доску станицы Новорождественскую, Медведовскую и Темiргеевскую. Немедленно прекратить в них подвоз товаров, прекратить всякую торговлю, прекратить все ассигнования и взыскать досрочно все долги. Кроме того, предупредить жителей станиц, что они будут в случае продолжения "саботажа" - выселены из пределов края и на их место будут присланы жители других краев".
В "позорно проваливших хлебозаготовки" районах (Невинномысский, Славянский, Усть-Лабинский, Брюховецкий, Кущевский, Павловский, Кропоткинский, Новоалександровский и Лабинский) была прекращена всякая торговля. Из Ейского, Краснодарского, Курганинского, Кореновского, Отрадненского, Каневского, Тихорецкого, Армавирского, Тимашевского, Новопокровского районов также приказано было вывезти все товары, закрыв лавки.
На совещании партактива края комиссия ЦК потребовала любой ценой завершить хлебозаготовки к декабрю.
По всему краю начались повальные обыски для "отобрания запасов хлеба у населения". Были созданы комсоды - комитеты содействия из наиболее оголтелых активистов. "Молот" сообщал: "Ежедневно активы коммунистов открывают во дворах спрятанный хлеб. Хлеб прячут в ямы, в стены, в печи, в гробы на кладбищах, в... самовары". Газета требовала: "Эх, тряхнуть бы станицу... целые кварталы, целые улицы... тряхнуть бы так, чтобы не приходили по ночам бежавшие из ссылки враги!.."
Окруженные войсками и активистами, станицы и хутора превращались в резервации с единственным выходом на кладбище, в ямы скотомогильников, глиняные карьеры. Вспоминает И.Д. Варивода, в то время секретарь комсомольской организации станицы Новодеревянковской: "Созвали комсомольцев и пошли искать по дворам хлеб. А какой саботаж? План хлебозаготовок был выполнен, все сдали! За день нашли в скирде один мешок пшеницы. Нашли! Вот это и было надо. С этого и началось. Станица была объявлена вне закона, сельсовет распущен, всем руководил комендант.
Окружили кавалерией - ни зайти, ни выйти, а в самой станице на углах пехотинцы: кто выходил после 9 часов вечера - тех стреляли без разговору.
http://rus-vopros.livejournal.com/2137717.html

Закрыли все магазины, из них все вывезли, до последнего гвоздя. Для политотдела был особый магазин, там они получали сахар, вино, крупы, колбасу. Три раза на день их кормили в столовой с белым хлебом. А таких, как я, активистов тоже три раза на день кормили, хлеб давали, 500 г - не белый, а пополам с макухой... Люди приходили к столовой, тут же падали, умiрали..."
В.Ф. Задорожный из Незамаевской рассказал: "В конце 32-го года в станицу вошло латышское военное подразделение и отряды местных активистов. Станицу оцепили, никого не впускалии не выпускали. Особенно старались местные комсоды, среди которых выделялся Степан Бутник - он, обходя подворья, забирал не только съестное, но и имущество. У Задорожных ему приглянулась усадьба со всем хозяйством - он выгнал хозяев и поселился там!.."
О свирепости комсодовцев рассказала и Т.И. Клименко. Под благовидным предлогом они сначала сами советовали укрывать зерно, затем, выследив, заявляли и указывали, где что припрятано.
Прямо на подводах они развязывали узлы с барахлом и делили награбленное между собой... У кого сохранились коровы, всех заставляли вывозить покойников в 12 траншей, что вырыли на окраине станицы. В ямы сбрасывали и еще живых, поэтому там слышался постоянный стон, а наполненные ямы как бы пошевеливались от потуг пробующих выбраться. Были и случаи людоедства! По словам Таисии Ивановны, у ее напарницы по бригаде Василисы Бирюк девчата Мiрошника поймали младшего братишку, убили и в горшках засолили мелкими кусочками. Станичники старались не выпускать детвору за ограды дворов. Убийц-людоедов называли "резунами"...
Сотни семей были отправлены в Сибирь и на Урал. Станица буквально опустела! Из 16 тысяч прежнего населения осталось около трех с половиной тысяч. И сейчас в Незамаевской живет всего 3266 человек...
И снова вспоминает И. Варивода: "Голые, как попало набросанные на гарбы - кто висел через драбины головой, у кого руки висели до земли, кто одну или обе ноги задрал вверх - окоченелые, "враги народа" совершали последний путь на цэгэльню, на Бакай. Там был раньше кирпичный завод и глину брали из карьера. Бросали всех в братскую могилу, от младенцев до бородачей. Бросали и живых еще, но таких, что уже все равно дойдут, умрут...
Ночью Зайцев, комендант, вызывал к себе председателей колхозов... Я - под окно, подслушиваю... Вызовет председателей колхозов и спрашивает:
- У тебя сегодня сколько сдохло? - 70 человек. - Мало! А у тебя?
- 50 человек. - Мало!!."
Писатель В. Левченко привел фрагменты переписки кубанцев с родственниками в эмиграции. Пишет в Югославию мать казака:
"...На самый Новый год пришли к нам активы и взяли последние три пуда кукурузы. А потом позвали меня в квартал и говорят: "Не хватает 4 килограмма, пополни сейчас же!" И я отдала им последнюю фасоль. Но этим не закончилось. Они наложили на меня еще 20 рублей штрафу и суют мне облигации, которых я уже имею и так на 80 рублей. На мое заявление, что мне не на что их взять, мне грубо ответили: "Не разговаривай, бабка! Ты должна все платить, так как у тебя сын за границей". Так что, милый сынок, придется умереть голодной смертью, так как уже много таких случаев. Харчи наши последние - одна кислая капуста, да и той уже нет. А о хлебе уже давно забыли, его едят только те, кто близок Советской власти, а нас каждого дня идут и грабят. В станице у нас нет мужчин, как старых, так и молодых, - часть отправлена на север, часть побили, а часть бежала кто куда..."
Приписка от дочери: "Дорогой пaпa! Я хожу в школу-семилетку, в пятый класс. Была бы уже в шестом, но меня оставили за то, что я не хожу в школу по праздникам. Но я за этим не безпокоюсь, так как школы хорошего ничего не дают, только агитация и богохульство. Всем ученикам выдали ботинки, а мне ничего не дали и говорят: "Ты не достойна советского дара, у тебя отец за границей".
Но я тебя по-прежнему люблю и целую крепко. Твоя дочь Маша".
Детей ждала участь родителей. Вспоминает П.П. Литовка, живший в хуторе Албаши (ст. Новодеревянковская): "Весной 1933 года одни подростки-дети в поле трудились от зари до зари под неусыпным глазом бригадира... От голода и непосильного труда мы падали на пахотные глыбы и умiрали на работе, возле дома, все меньше оставалось нас. У многих и родных уже нет в живых..." В некоторых станицах - например, Ольгинской - ГПУ арестовывало детей наравне со взрослыми.
А в то самое время, когда Кубань буквально вымiрала, когда, как пишет советский историк Н.Я. Эйдельман, "по всей Кубани опухших от голода людей сгоняли в многотысячные эшелоны для отправки в северные лагеря, во многих пунктах той же Кубани на государственных элеваторах в буквальном смысле слова гнили сотни тысяч пудов хлеба...".
В декабре "Молот" пишет: "Мы очищаем Кубань от остатков кулачества, саботажников и тунеядцев...
Остатки гибнущего класса озверело сопротивляются. Нам на Северном Кавказе приходится считаться с тем фактом, что недостаточна классовая бдительность, что предательство и измена в части сельских коммунистов позволили остаткам казачества, контрреволюционной атаманщине и белогвардейщине нанести заметный удар по организации труда, по производительности в колхозах. Мы ведем на Кубани борьбу, очищая ее от паразитов, нанося сокрушительные удары партийным и безпартийным". По мнению "Комсомольской правды", многие первичные колхозные организации, а нередко и районные, превратились на Кубани в "полностью кулацкие", секретари райкомов и председатели райисполкомов стали "саботажниками и перерожденцами".
Их арестовывали и расстреливали; по краю было исключено из партии 26 тыс. чел. - 45% коммунистов...
Еще письмо - брата брату: "Смертность такая в каждом городе, что хоронят не только без гробов (досок нет), а просто вырыта огромная яма, куда свозят опухших от голодной смерти и зарывают... в станицах трупы лежат в хатах, пока смердящий воздух не привлечет, наконец, чьего-либо внимания. Хлеба нет; в тех станицах, в которых есть рыба, люди сушат рыбные кости, мелют их, потом соединяют с водой, делают лепешки, и это заменяет как бы хлеб. Ни кошек, ни собак давно нет - все это съедено.
Cтали пропадать дети, их заманивают под тем или иным предлогом; их режут, делают из них холодные котлеты и продают, а топленый жир с них голодные покупают. Открыли несколько таких организаций.
В колодце нашли кости с человеческими пальцами. В бывших склепах найдено засоленное человеческое мясо. На окраине нашли более 200 человеческих голов с золотыми зубами, где снимали с них коронки для торгсина. В школе детям объявили, чтобы сами не ходили, а в сопровождении родителей. Исчезают взрослые, более или менее полные люди...
В колхозах никто не хочет работать, все разбегаются, вот второй уже год поля остались неубранными, масса мышей и крыс, появилась чума в Ставропольской губернии. У нас тиф сыпной, живем без всяких лекарств..."
Пытавшихся вырваться из охваченных голодом областей водворяли обратно. 22 января 1933 г. Сталин и Молотов предписали ОГПУ Украины и Северного Кавказа не допускать выезда крестьян - после того, как "будут отобраны контрреволюционные элементы, водворять остальных на места их жительства". На начало марта было возвращено 219460 чел. Отмечались случаи немедленной расправы с людьми на местах, у железнодорожных станций...
***
С ноября 1932 по январь 1933 г. Северо-Кавказский крайком ВКП(б) занес на "черные доски" 15 станиц - 2 донские (Мешковская, Боковская) и 13 кубанских: Новорождественская, Темiргоевская, Медведовская, Полтавская, Незамаевская, Уманская, Ладожская, Урупская, Стародеревянковская и Новодеревянковская, Старокорсунская, Старощербиновская и Платнировская.
По краю только за 2,5 месяца с ноября 1932 г. брошено в тюрьмы 100 тыс. чел., выселено на Урал, в Сибирь и Северный край 38404 семей. Из станиц Полтавской, Медведовской и Урупской выселены все жители - 45639 чел. Уманская, Урупская и Полтавская были переименованы - в Ленинградскую, Советскую и Красноармейскую (в октябре 1994 г. глава администрации края Е. Харитонов возвратил Полтавской ее имя).
На место выселяемых, убитых и умерших от голода селили порой тех самых, кто их уничтожал. Так, Полтавская - Красноармейская заселена семьями красноармейцев, Новорождественская - сотрудников НКВД.
Согласно справке ОГПУ от 23.02.1933 г., самый сильный голод охватил 21 из 34 кубанских, 14 из 23 донских и 12 из 18 ставропольских районов (47 из 75 зерновых). Особо неблагополучны 11 кубанских районов (Армавирский, Ейский, Каневский, Краснодарский, Курганенский, Кореновский, Ново-Александровский, Ново-Покровский, Павловский, Старо-Минский, Тимашевский), Шовгеновский р-н Адыгейской АО и Курсавский Ставрополья.
Даже к сегодняшнему дню население репрессированных станиц не может восстановиться хотя бы до половины своего прежнего уровня...
Всего, по подсчетам российских и зарубежных ученых, от голодомора 1932-33 гг. погибло не менее 7 млн человек (некоторые считают, что число погибших было гораздо больше - более 10 млн).
Власти пытались уничтожить и память о них. Места братских захоронений не обозначались, книги записей рождений и смертей уничтожались, а пытавшихся вести учет жертв расстреливали как врагов народа.
Карательные акции затронули не только станицы, занесенные на "черные доски". Одна только экспедиция особого назначения (латыши, мадьяры и китайцы - все кавалеры ордена Красного Знамени) в Тихорецкой за три дня расстреляла около 600 пожилых казаков. "Интернационалисты" выводили из тюрьмы, раздев догола, по 200 человек и расстреливали из пулеметов...
Приехавший с Кубани словенец доктор Р. Трушнович рассказывал в Югославии про коллективизацию и голодомор:
"...Зажиточных казаков... отправляли в Архангельскую губернию. Из первого транспорта никто живым не остался, все были перебиты холодным оружием. Для проведения коллективизации было прислано 25000 рабочих от станков (двадцатипятитысячники)...
Объявлено: "Всю тягловую силу, орудия производства и землю сдать в стансоветы. Все необходимое для жизни будете получать пайками"...
Отобранный инвентарь пропадал без надзора; лошади под присмотром назначенных конюхов (не хозяев) падали...
На место сосланных присылали красных партизан из Ставропольской губернии и Центральной России.
Жизнь окончательно ухудшилась; паек начали выдавать не подушно, а на рабочего, в результате даже дети принуждены были работать. Но голод все увеличивался.
Умiрали сотнями. Даже красные партизаны в течение месяца питались только сусликами... Большевики ни перед чем не останавливаются, вздумалось разводить хлопок - выкорчевали возле станицы Стеблиевской виноградники и, несмотря на предостережения казаков, все-таки посеяли хлопок, а потом косили, как траву... Казаков на Кубани осталось мало... Они одеты хуже всех, отчасти желая замаскировать себя и больше походить на пролетариев..."
Удивительно ли, что именно из офицеров РККА, служивших в 1929-34 годах на Дону и Кубани и ставших свидетелями массового террора, многие позже как раз и вступили в казачьи формiрования вермахта и части РОА (назовем хотя бы будущего генерала и командира 5-го Донского полка И.Н. Кононова)?..
Не миновали казаков и волны арестов 1936-38 гг. (те, что накрыли многих большевиков, в том числе и изобретателей "черных досок"). В итоге к концу 30-х было физически истреблено около 70% казаков. А сколько рассеяно по СССР и за рубежом, лишено памяти, родственных связей?..
***
Выжил - кто выжил. Кто сумел приспособиться к людоедской власти. Тяжело вспоминать страшные годы. Больно. В 20-30-х годах за хранение дедовской черкески, кинжала, старых фотографий можно было запросто лишиться жизни. Потому мало что сохранилось по станицам. Старики завещали хоронить себя со снимками близких на груди.
А выжившие молчали долгие годы. Чудом, едва не в последний миг оказалась пробужденной народная память. Но нужна ли она новым поколениям? Молодые с трудом верят во все это. Потому что... такого не может быть!
Такое - просто не укладывается в голове. Но - это было.
Могут ли быть прощены убийцы, порой живущие еще в спокойствии и достатке?
И не они ли сегодня, не желая ни в чем каяться, из чужих куреней призывают нас все "забыть" и "примириться"?..
http://rus-vopros.livejournal.com/2137482.html
Имеющий уши, да услышит...

Аватара пользователя
Харбин
Сообщения: 1496
Зарегистрирован: 03 окт 2013, 11:40
Откуда: Омск
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Харбин »

[video]http://www.youtube.com/watch?v=2Ya2jWz6KM8&feature=player_embedded[/video]
Имеющий уши, да услышит...

Аватара пользователя
Андрей
Сообщения: 541
Зарегистрирован: 14 июн 2013, 09:42
Откуда: Ростов на Дону-ст.Константиновская ВВД
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Андрей »

Харбин пишет:
В таком положении оказался мой отец, 80-летний старик, с больной невесткой и двумя ее детьми. Муж невестки, мой брат Яков, был сослан, как кулак, в Казахстан на постройку железной дороги, где скоро умер с голоду. Шестилетняя дочь брата не вынесла холода и голода и в эту страшную зиму умерла в холодной сырой пещере в балке. Невестка весной была сослана в один из лагерей смерти вместе со своим 13-летним сыном и другими такими же несчастными людьми. Так семья брата была полностью уничтожена. И сколько еще семей погибло таким же образом!..
Б.А. Беляевский (США)
Источник: Общеказачья газета "Станица” №35

Сын Б.А.Беляевского - Василий Беляевский, юноша погиб в июле 1920 года в ст.Константиновской, при героической гибели отряда казаков полковника Назарова. Находясь в это время в ст.Константиновской у своего друга, Василий вступил в отряд и отдал свою юную жизнь за свободу Дона. О чём его отец Б.А Беляевкский, позже писал:"На землю родную упали без крика и стона, за честь за славу Дона, Геройской смертью они пали"
Мы знаем об этом и помним!
«Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом.Бог уловляет мудрецов их же лукавством, и совет хитрых становится тщетным» (Иов 5: 13).

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Меликесов »

(Документ для обсуждения)
В последние месяцы уходящего 2013 года произошли события, имеющие огромное значение для будущей судьбы всего казачьего народа, для его статуса в обществе, в государстве и в восприятии наших соотечественников. Два наиболее заметных узла противоречий и, одновременно, два направления ударов по казачеству были осуществлены властными структурами через посредство «горячо любимой» олигархии в лице Уральской Горно-Металлургической Компании (УГМК), возглавляемой неким соотечественником Махмудовым, и через Московский Патриархат РПЦ, также ставший «церковной разновидностью» зажравшейся антинародной бюрократии РФ.
поклонный крест

Внешние проявления ударов по казакам – это натиск на казаков Прихопёрья и ликвидация последних скромных признаков казачьей воли в среде реестровых атаманов через их чистку, просеивание и «загибание в позу зю». Вслед за оренбургским реестровым атаманом были скручены в тугой кукиш атаманы Забайкальского, Терского и Центрального казачьих войск, «церковные чиновники» явочным порядком объявили себя вправе назначать на должности, наказывать и отстранять реестровых войсковых атаманов, а заодно и выступать «первыми скрипками» на казачьих Кругах, даже не являясь казаками и не будучи званными на эти мероприятия!
На первый взгляд, ситуация для нас, вольнолюбивых казаков, сложилась разгромная и унизительная. Мы окончательно падаем в пропасть, становимся бессильными и недееспособными, что никак не будет способствовать пополнению наших рядов молодёжью, недостаток которой мы и так можем наблюдать. Но так ли это всё для нас катастрофично, как может показаться на первый взгляд?
В самом деле! Кого унижают и публично превращают в ничто в глазах и казаков, и остального населения? Реестровых «вождей»! Тех самых, авторитет которых из-за соглашательства и пресмыкательства перед власть имущими и ранее далеко не претендовал на рейтинговые вершины! Добившись победы над и так по-собачьи преданными им реестровыми «лидерами», разноликая власть только продемонстрировала нам лишний пример того, как она может «отблагодарить» предателей, двурушников и отступников казачьего народа. Как будто специально показала это тем из нас, у кого ещё могут возникнуть тайные мысли пойти с ней на сепаратные соглашения в ущерб казачьему народу.
Что, сильно выиграли от своего примирительного поведения атаманы Забайкальского и Терского реестра? А что сумел выгадать опытный чиновник В. Налимов, запутавшийся между двух уставов поведения – бюрократическим и казачьим? А чего добились волгоградские «вожди» Афромеев и Галустин, кроме презрительной клички «предатели» среди простых казаков и даже неказачьего населения? Скажем без каких-либо сомнений: ничего!
Но и власть также ничего выгодного не смогла получить для себя из ею же спровоцированного наступления на казачество! Как гласит старинная поговорка, если Бог хочет кого-то покарать, Он отнимает у него разум! Чем ещё, кроме как потерей способности думать и рассчитывать последствия можно объяснить такое наглое наступление на реестр со стороны чиновничества?! Реестр, составляющий лишь десятую часть всего казачества, был верноподданной прослойкой между массой общественного казачества и той частью чиновников, что была назначена в «государственные» и «церковные казаки» типа Беглова и митрополита Кирилла. Гонения на реестровиков никакой практической пользы для путинского режима не могли принести по определению, поскольку являлись лишь подпиливанием под собой того не слишком толстого сука, на котором и восседали эти далёкие от настоящего казачества «государственные» и «церковные казаки». А оказать устрашающее влияние на массу общественного казачества самоуправство разноликого чиновничества также оказалось неспособно, поскольку казаки ему никак не были подчинены и никаким реальным авторитетом у казаков не пользовалось. И даже наоборот: наглость, с какой впёрлись инородные «атаманы-бюрократы-попы» в сферу исконных казачьих интересов, вызвала мощный негативный всплеск в отношении к ним со стороны подавляющего большинства казаков. Этот негативный настрой заставил даже многих из числа казаков-«общественников» заявить о поддержке реестровых атаманов, что в иной ситуации было просто немыслимо! То есть, получился эффект, обратный предполагавшемуся. Вместо «наведения ужаса» и «приведения в покорность» казаков федеральным «вертикалям» и «околокремлёвским олигархам», режим получил активных противников.
И, что очень немаловажно в возникшей ситуации, оба этих конфликта позволили самим казакам провести внутри своего общественного организма самоочищение и избавление от наиболее прогнивших органов. Гниль и плесень, до того прикрывавшаяся именем «казачества» (типа предавших или струсивших, распластавшихся в ногах властей реестровых войсковых и отдельских атаманов), была вскрыта для всеобщего обозрения, а здоровые органы, способные к дальнейшему функционированию (типа хопёрских атаманов В. Скабелина, С. Кайзумова, А. Титова и поддержавшего хопёрцев атамана Союза казаков П. Задорожного), были явлены и казакам, и внимательно наблюдающим за происходящим в казачестве сторонним наблюдателям. То есть, началось явное размежевание в казачестве на «агнцев» и «козлищ», что даёт надежду на возрождение его здоровой части, избавленной от заразного соприкосновения с поражёнными проказой и гниющими тканями «казачьего организма».
Конечно, нынешняя диагностика «казачьего здоровья» не является окончательной и в процессе дальнейшего разворачивания событий может обнаружиться ещё немало сюрпризов как в смысле выявления новых поражённых болезнью участков, так и здоровых органов там, где их не предполагается обнаружить. Но диагностика уже началась и, дай Бог, приведёт к выздоровлению.
И для того, чтобы лечение казачества прошло наиболее эффективно, быстро и с наименьшими моральными и имиджевыми для него потерями, мы, участники межрегионального Общественного казачьего движения «Казачий Пикет» предлагаем присоединиться к обсуждению сложившейся ситуации всех казаков, неравнодушных к будущему казачества, и направить от казачьих организаций, в которых они состоят, свои предложения по подготовке этого мероприятия. К обсуждению и дальнейшей выработке решений предлагается четыре главнейших для нас на сегодня вопроса:
1. Принятие воззвания «К активной части казачьего народа» относительно развёртывания политических репрессий (в том числе и под прикрытием уголовных статей) против наиболее активной и заметной части казачества.
2. Обсуждение и принятие общеказачьего решения по ситуации противостояния на Хопре между владельцами Уральской Горно-Металлургической Компании, с одной стороны, и казачеством, поддерживаемым населением региона, с другой стороны;
3. Обсуждение и принятие общеказачьего решения по ситуации вторжения и навязываемого начальственного положения в казачестве со стороны Московского Патриархата РПЦ;
4. Выработка на будущее общеказачьей стратегии поведения в случае вмешательства в сферу казачьих интересов частных, общественных, религиозных, политических и иных структур и организаций.
А в конце, раз уж соберутся вместе казаки, входящие и в общественные, и в реестровые, и в «сословные», и в этнические объединения, можно будет обсудить вопросы и предложения, относящиеся к связи и взаимодействию между различными казачьими организациями. И даже более того, имеется замысел преобразовать этот Чрезвычайный Круг своим собственным постановлением в постоянно действующий Координационный Совет (Малый Круг) всех казачьих организаций, принявших в нём участие или присоединившихся позже. Пусть уж у нас, у казаков с разной идейной и организационной основой, появится общая дискуссионная и вырабатывающая рекомендательные решения площадка, своего рода Национальная Ассамблея.
Казачьи организации, готовые обсудить означенные вопросы, а в дальнейшем направить своих представителей на Чрезвычайный Круг, должны заявить о своём желании по адресу 249031, Калужская обл., г. Обнинск, ул. Мира, 18-21, либо по электронной почте kozak_review@front.ru для решения вопроса о целесообразности мероприятия и о месте его проведения, а также для сбора предложений и замечаний в предлагаемую выше повестку.
Все полноправные участники Чрезвычайного Круга, внесённые в списки полномочных представителей казачьих организаций, обязаны быть в казачьей справе, что будет указанием на их обладание решающим голосом при рассмотрении вопросов.
Приглашённые гости, союзники и работники дружественных казакам СМИ не имеют права голоса на Чрезвычайном Круге и их присутствие ограничено наличием пригласительных билетов.
Да поможет нам Господь в решении наших казачьих проблем. Аминь!


25 ноября 2013 г. От ОКД «Казачий Пикет» Дзиковицкий А.В.
г. Обнинск
Вложения
78231_600.jpg
78231_600.jpg (89.83 КБ) 6072 просмотра
getImage (6).jpg
getImage (6).jpg (143.52 КБ) 6072 просмотра

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Меликесов »

24-го января День скорбной памяти жертв геноцида народа - казаков, зажги дома свечу и поставь её на подоконнике, собери детей вкруг себя и расскажи про дедов своих ...
"Царствие Небесное всем казакам и казачкам, погибшим от безбожной власти, защищая свою честь и достоинство. И дай Бог, чтобы кровь умученных наших предков, была для нас их потомков, назиданием для будущей жизни".
В.П.Мелихов
Вложения
g43.jpeg
g43.jpeg (67.52 КБ) 5607 просмотров

Аватара пользователя
Андрей
Сообщения: 541
Зарегистрирован: 14 июн 2013, 09:42
Откуда: Ростов на Дону-ст.Константиновская ВВД
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Андрей »

"
Царствие Небесное всем казакам и казачкам, погибшим от безбожной власти, защищая свою честь и достоинство. И дай Бог, чтобы кровь умученных наших предков, была для нас их потомков, назиданием для будущей жизни".
В.П.Мелихов


Аминь!
Не забуду,
Не прощу,
Не примирюсь
.
«Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом.Бог уловляет мудрецов их же лукавством, и совет хитрых становится тщетным» (Иов 5: 13).

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: геноцид казачества

Сообщение Меликесов »

Владыко Вседержителю, Святый Царю. Призри с небесе и виждь, како враждуют людие земли нашея и замышляют друг на друга суетное и злобное. О, Многомилостиве! Прости грехи и беззакония наша, ихже ради многия скорби, беды и устрашения приидоша на ны. Благодатию Пресвятаго Духа ороси любовию изсохшия сердца людския, тернием самолюбия, ненависти, зависти, злобы, вражды, лукавства и иных беззаконий поросшия, да возрастят горящую к Тебе и братиям своим любовь, и ею да будут истреблены вси распри, раздоры, разделения во Отечестве нашем. Усердно молим Тя: мир державе нашей даруй, Церкви Твоей и всем людем земли нашея. Ты бо еси Царь мира и мира Твоего несть предела и Тебе слава и благодарение и поклонение от всех да возсылается, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Вложения
2S1C-t1FTvs.jpg
2S1C-t1FTvs.jpg (43.03 КБ) 5593 просмотра

Ответить

Вернуться в «ГЕНОЦИД КАЗАЧЕСТВА»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя