Поиск по форуму


Астраханское казачество в гражданской войне

Ответить
Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Астраханское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

«Генеральский поход» (Из книги О. Антропова. Астраханское казачество. стр. 181-185).

Хоть у французов носы в четверть,
Но нам не трудно их рубить;
Серый маштак мой, прискакивая, рысит.
Наш владелец Джууджа
Устремил свой путь к Москве...
Из калмыцкой песни 1812 г.

Весной—осенью 1919 года, в период решающих сражений Гражданской войны, Нижневолжские, Сальские и Манычские степи стали одним из главных театров ожесточенного вооруженного противостояния красных и белых армий. Активным участником этих боев было и астраханское казачество. Именно в этот период астраханские казаки и калмыки оказали массовую поддержку антибольшевистскому лагерю и их судьба, так же как участь Донского, Кубанского и Терского казачьих войск, оказалась напрямую связана с победами и поражениями Вооруженных сил на Юге
России.

Смена военно-политического руководства Астраханского казачьего войска, включение астраханских частей в состав ВСЮР открывали новые — казалось, победные — перспективы участия астраханских казаков и калмыков в Белом движении.
В конце февраля — начале марта 1919 года Астраханский корпус был включен в группу войск генерала А.П. Кутепова и отведен за Маныч в район Торговая—Тихорецкая на отдых, пополнение и переформирование.
Из сохранивших боеспособность кадров корпуса была спешно сформирована Сводно-Астраханская дивизия (начальник — генерал Гунцадзе, штаб — на станции Торговой), части которой уже в конце первой декады марта Кутепов вновь ввел в тяжелые оборонительные бои против 10-й армии, подходившей уже к Великокняжеской и Манычу.
В состав дивизии, по сведениям штаба главкома ВСЮР, вошли Астраханский сводный стрелковый полк (400 штыков на станциях Шаблиевской и Зимовники, на зимовнике Пишванова), Астраханская казачья бригада генерала Зыкова, 1-й Астраханский казачий полк, 2-й сводный Астраханский конный полк (из кадров 2-го, 3-го и 4-го Астраханских казачьих полков; 800 шашек на станции Шаблиевской и в селе Бараниковском), Астраханский легкий артиллерийский дивизион в составе 1-й Астраханской конной батареи (из частей конной артиллерии корпуса) и Сводной стрелковой батареи (7 орудий на станции Шаблиевской и в Бараниковском), мортирная батарея (2 гаубицы), авиаотряд (2 аэроплана) и Астраханская инженерная рота (121 сапер).
Кадр астраханских калмыцких полков был оставлен в тылу, за Манычем, и расквартирован в селах Митрофановке и Дивном. Здесь под руководством атамана Манычского отдела есаула Г.Д. Балзанова было начато формирование 1-го Манычского полка (он именовался также партизанским отрядом Балзанова и запасным полком Астраханской бригады, штаб — в Митрофановке).
Восстановление астраханских конных частей шло трудно и медленно. С одной стороны, ситуация благоприятствовала астраханцам. Весенняя распутица сдерживала активность красных. Как образно написал в своем донесении в штаб Астраханского войска на станцию Торговую командированный в штаб полка сотрудник особого отдела подпоручик Голев, «сами лошади, кажется, глубоко вздыхают, с усилием и чавканьем выдергивая копыта из липкого месива...». Симпатии калмыков, ожесточенных войной и политикой большевиков, были на стороне белых армий; калмыки охотно откликались на мобилизации. Формируемый полк обучали и приводили в порядок опытные инструкторы — офицеры и урядники, среди которых (что особенно важно) было много калмыков- донцов. Кроме того, Балзанов и его помощники (хорунжий Носков, подполковник Железовский) с успехом пополняли отряд коренными казаками, «мобилизуя» приезжающих в Ставрополье за хлебом казаков-чумаков низовых станиц Замьяновской, Лебяжинской, Сероглазинской и др.
С другой стороны, существовали серьезные проблемы, препятствовавшие нормальной работе. Во-первых, калмыцкая и казачья верхушка справедливо опасались негативного, деморализующего влияния на калмыков факта удаления из Астраханского войска нойона Тундутова. В донесениях сотрудников войскового штаба часто можно встретить подобные строки: «Уход князя Тундутова пока усиленно скрывается Бальзановым (некоторым зайсангам и коннозаводчикам он сказал, что это временно) из-за боязни, что это произведет на народ неблагоприятное впечатление. Тундутову народ доверяет и ждет от него многого» или «Население взволновано уходом князя Тундутова, ходят слухи, что он убит и калмыков хотят вернуть в прежнее приниженное положение, думают, что князя у них отняли... которого они почитали как своего Бога... и преклонялись перед ним... это их озлобляет против русских, казаков...».
..Были и иные объяснения неоднозначного, а иногда и негативного отношения к калмыцким частям. Вот, например, мнение, высказанное в июле 1919 года командующим Астраханским отрядом группы Войск Северного Кавказа генералом Д.П. Драценко: «Присылаемые калмыки... малонадежны, особенно при запрещении им грабить русские деревни».
Однако, несмотря на все имевшиеся минусы и сложности, к концу апреля четырехсотенный калмыцкий конный полк был сформирован и подготовлен к отправке на фронт.
Восстанавливая объективную картину происходившего, добавим, что, конечно же, проблема грабежей и насилий в тех условиях была проблемой всеобщей и неистребимой: грабили и калмыки, грабили и самих калмыков, грабили и красные, и белые, и зеленые— это, так сказать, неотъемлемая составляющая Гражданской войны. Как выразился, проводя в апреле 1919 года реквизиции среди калмыков, начальник 3-й Кубанской дивизии генерал Н.Г. Бабиев, «это Астраханская губерния... здесь еще нет губернатора, а потому — все позволено!».
Неожиданный аспект проблемы частых претензий к калмыкам по данному поводу и в 19-м и в 20-м годах осветил в своих воспоминаниях известный деятель калмыцкой эмиграции, служивший в тот период в донском Дзюнгарском калмыцком полку, Санжи Балыков. Признавая, что весной—летом 1920 года обвинения калмыков в грабежах были явлением распространенным, он добавил: «Кампанию Крымского периода мы, как и все Донские части, начали пешими. Конными стали путем самочинной реквизиции. Но худая слава в результате реквизиций пала большей частью на нас. Когда в нашем полку было всего 295 всадников, жалоб на якобы взятых калмыками лошадей пришло 350. Непонятно, но был секрет. Дело в том, что и наши русские полки имели при штабах или командах по нескольку человек калмыков, которых, освобождая от боев и других тяжелых обязанностей, держали исключительно для надобностей по добыванию лошадей. Лошади взяты калмыками, и жалоба идет на калмыцкий полк».

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Астраханское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

В апреле астраханские части были подвергнуты дальнейшему переформированию. Астраханский стрелковый полк (382 штыка, 9 пулеметов) был передан во вновь сформированную 6-ю стрелковую дивизию. Конные части выделены в Астраханскую отдельную конную бригаду генерала Зыкова: 1-й и 2-й Астраханские казачьи полки, 1-я Астраханская казачья батарея (716 шашек, 13 пулеметов, 8 легких орудий). 1-й Астраханский казачий полк по традиции состоял только из коренных казаков, 2-й — в основном из калмыков. Кроме того, в бригаду был влит 1-й Инородческий (Черкесский) полк. Остальные подразделения отряда были использованы для пополнения действующих частей группы генерала Кутепова.
В марте—апреле 1919 года на правом фланге Северного фронта ВСЮР развернулись напряженные бои, грозившие в случае потери Кутеповым позиций на Маныче выходом противника к основным тыловым базам и коммуникациям войск Юга. 2 марта Деникин поставил перед группой Кутепова (Манычский фронт) задачу наступательных действий на Царицынском направлении (вдоль железнодорожной ветки Тихорецкая — Царицын) с целью выхода на рубеж реки Сал. Сборные части дрались слабо. В середине марта группа Кутепова была отброшена от Великокняжеской за Маныч. Дальнейшее продвижение красных было остановлено половодьем.
В конце марта 10-я армия противника начала новое крупное наступление против Донской и Добровольческой армий. Донские части ушли в тыл, оголив новочеркасское и ростовское направления. Ситуация стремительно ухудшалась. 12— 14 апреля красные перешли в наступление и на фронте группы генерала Кутепова начали переправу через Маныч, не встречая серьезного сопротивления. Создавалось угрожающее положение на екатеринодарском направлении. Штаб ВСЮР срочно стал перебрасывать сюда подкрепления. 18 апреля генерал Деникин лично возглавил Манычский фронт, костяк которого составляли кубанские части. Астраханцы вошли в центральную, 2-ю группу фронта (в районе станции Торговой), действуя на ее правом фланге, прикрывая переправы в районе сел Баранниковское — Новоманычское. В этот день началась общая операция фронта, имевшая целью остановить противника и отбросить его за Маныч. К 25 апреля задача была выполнена, началась подготовка операции по форсированию Маныча, захвату Великокняжеской и наступлению на Царицын.
2 мая на фронт прибыл генерал П.Н. Врангель. Он вступил в командование конной группой (пять дивизий и Астраханская бригада), сосредоточенной в устье Егорлыка для удара по станице Великокняжеской с юго-востока. 5—8 мая ударная группа Врангеля переправилась через Маныч, разбила конницу Б.М. Думенко и другие части красных и заняла Великокняжескую; части фронта начали развивать наступление на Царицын.

...8 мая войска Манычского фронта были переименованы в Кавказскую армию, в которую наряду с кубанскими, терскими, горскими частями вошла и Астраханская бригада, включенная в конный корпус генерала П.Н. Шатилова (оставлена в резерве командующего армией). Наступление армии развивалось по двум основным направлениям — по железнодорожной ветке Торговая—Царицын и правее, по Ставропольско-Царицынскому тракту. 11— 13 мая Кавказская армия вторично опрокинула части 10-й армии красных, переправилась через Сал, 20—22 мая взяла последние укрепленные позиции перед Царицыном и к началу июня вплотную подошла к «красному Вердену».
Астраханская бригада, обеспечивая прикрытие правого фланга наступающей вдоль железнодорожной ветки группы генерала С.Г. Улагая, была выдвинута в район Ханата—Альматин; затем бригада получила самостоятельную задачу: прикрыть наступление на Царицын с юга (астраханское оперативное направление), обеспечить тыл и фланг армии; разорвать сообщение между Царицыном и Черным Яром; и не менее важная задача— занять калмыцкие улусы и казачьи станицы, пополнить части казаками и калмыками, развернуть бригаду в конную дивизию. Во главе Астраханской бригады (затем дивизии) в июне стал талантливый кавалерийский военачальник генерал-майор В.З. Савельев.
Уже 1—2 июня, опрокинув и наголову разбив действовавший в районе Черного Яра красный отряд Колпакова, загнав его остатки в Черноярский укрепрайон, заняв Каменный Яр, бригада вышла к Волге (штаб бригады расположился на хуторах южнее Райгорода). Астраханская батарея приступила к обстрелу движущихся вверх по Волге на помощь Царицыну подкреплений. Командование 11-й армии красных в срочном порядке перекинуло в этот район новые части, образовав Черноярскую группу войск.
Взять хорошо укрепленный Царицын с ходу, конными частями, не удалось. 4 июня в результате контрнаступления противника части Врангеля были отброшены от Царицына; полки Савельева, прикрывавшие правый фланг Кавказской армии, прижатые к Сарепте, отступили в район Чапурники—Дубовый Овраг. Понеся большие потери и обескровив казачьи полки, Врангель вынужден был отказаться от немедленного повторения штурма. Лишь 16— 17 июня, получив сильные подкрепления, он взял город. Преследуемая кубанцами 10-я армия начала отход к Камышину.

Читать и скачать книгу здесь http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4577808

Ответить

Вернуться в «КАЗАЧЬИ ВОЙСКА»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость