Поиск по форуму


Забайкальцы в гражданской войне

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Забайкальцы в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

Так как действия НРА сковывались Гонготским соглашением, центр тяжести борьбы красных с семеновцами переместился в Восточное Забайкалье. С 23 июля по 5 августа проходил IX съезд трудящихся Амурской области, оформивший присоединение Амурской области к ДВР. Одновременно в конце июля состоялся III фронтовой съезд восточно-забайкальских партизан, принявший решение о преобразовании партизанских отрядов в регулярные части НРА по штатам Красной армии. Красные использовали для обеспечения партизан командным составом и боеприпасами вьючную тропу от Телембы через Бургень, Юр Тунгус, Шаргольджин, Акима, ст.Зилово. По тропе перебрасывали все необходимое из Западного Забайкалья на ст.Зилово, в штаб Восточно-Забайкальского фронта. Например, из Верхнеудинска направили группу штабных работников во главе с Я.П.Жигалиным.
К августу из партизан Восточного Забайкалья были сформированы: 2 Амурская стрелковая дивизия из двух бригад, 4 отдельная Амурская стрелковая бригада, 2 отдельная кавалерийская бригада и Забайкальская кавалерийская дивизия из трех бригад. Из Амурской области перебрасывались авиаотряд, два бронепоезда и два танка6. Восточно-Забайкальский фронт был переименован в Амурский под командованием большевиков с 1917 г. Д.С.Шилова, а затем С.М.Серышева. Общая численность взаимодействовавших с силами НРА частей Амурского фронта составляла около 20 000 сабель, 10 000 штыков, 35 орудий. Красные начали подготовку новой, уже третьей по счету, операции по уничтожению «Читинской пробки».
Под видом никому не подчиняющихся «особых крестьянских» отрядов части Амурского фронта начали продвижение за линию Алеурского соглашения. В свою очередь каждое соединение НРА в Западном Забайкалье к 23 сентября сформировало по партизанскому отряду, чтобы наступать на Читу с севера под видом восточно забайкальских партизан.
Белые понимали невозможность после эвакуации японцев собственными силами удержать ранее занятую территорию. На совещании командующего Дальневосточной армией генерал-лейтенанта Н.А.Лохвицкого с командирами корпусов было намечено сосредоточить главную массу войск южнее р.Онон с базированием на ст.Маньчжурия. Белые планировали пока позволит обстановка удерживать Читу небольшим арьергардом. Этот план был доложен Г.М.Семенову и не встретил возражений.
К 20 августа белые осуществили намеченную перегруппировку. В Чите остались только части Уфимской группы под началом генерала Р.К.Бангерского, который с 12 августа стал командующим войсками Читинского военного района. 1 Забайкальский корпус генерал-лейтенанта Г.Е.Мациевского занял район станций Мациевская и Даурия, 2 корпус генерал-лейтенанта Г.А.Вержбицкого - станции Оловянная и 3 корпус генерал-майора В.М.Молчанова (без Уфимской группы) - станции Борзя. 1 корпус насчитывал 1540 штыков, 4780 сабель, 2 бронепоезда, 18 орудий и 8 самолетов; 2 корпус - 3380 штыков, 1330 сабель и 5 орудий; 3 корпус - 4965 штыков, 2150 сабель, 9 бронепоездов и 17 орудий. К 21 августа в Чите осталось только 150 японцев, которые требовали возврата своих соотечественников, плененных НРА. Все тылы белых войск были перемещены за Борзю, в которую также предполагалось эвакуировать правительство «Российской Восточной окраины» и Краевое народное собрание.
Правительство выехало из Читы 16 августа. Депутаты же, заручившись поддержкой Р.К.Бангерского, переезжать в Борзю отказались. В ответ Г.М.Семенов приостановил работу собрания до 1 октября, до момента проведения дополнительных выборов в его состав. 24-26 августа в Чите прошло собрание 33 представителей политических партий, в включая большевиков, и общественных организаций. 27 августа Краевое народное собрание приняло предложение меньшевика Ю.М.Полляка - не пополнять свой состав, а передав власть Областной Земской управе, подготовить выборы в Народное собрание Восточного Забайкалья.
2.jpg
2.jpg (100.43 КБ) 2771 просмотр


Несогласный с курсом Г.М.Семенова, считая все политические ходы бессмысленными, командующий армией генерал-лейтенант Н.А.Лохвицкий 22 августа ушел в отставку. Армию возглавил генерал-лейтенант Г.А.Вержбицкий, а 2 стрелковыи~корпус - бывший начальник Омской дивизии генерал-майор И.С.Смолин7. «Участие в политиканстве генерала Вержбицкого усыпляет и его военную бдительность,“он начинает тоже держаться за Читу, где с успехом выступает в созванном атаманом для показного демократизма Народном собрании»8. Таким образом, белые пытались сделать ставку' на дипломатию в отношении большевиков. Как пока­
зали последующие события, все их надежды на возможности компромисса оказались несостоятельны, так как все в конечном итоге решала реальная военная сила сторон.
Бездействие НРА в конце августа, когда эвакуация основных японских сил уже закончилась, подтолкнула Г.М.Семенова к перемене ранее принятого плана действий. Он начал усиливать войска в районе Читы и задержал эвакуацию имущества и тылов. На станции Хадабулак 24_августа делегация Приморского народного собрания и Семенов подписали соглашение. По его условиям, Забайкальская и Приморская области объединялись под властью Приморского правительства, в единое Народное законодательное собрание Дальнего Востока включалось не менее трети делегатов от Забайкалья. Г.М.Семенов согласился провести в Забайкалье выборы в этот орган на основе соответствующего положения, принятого в Приморье. Соглашение на ст.Хадабулак было политическим успехом Семенова, но осталось не реализованным из-за отказа Приморского народного собрания его ратифицировать.

Альманах Белая армия. Белое дело № 15 стр. 43-50

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Забайкальцы в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

(продолжение)
2 сентября в Чите возобновило работу Краевое народное собрание, а 8 сентября Г.М.Семенов издал указ о его роспуске. Одновременно созывалось Временное Восточно- Забайкальское собрание, которому передавалась вся полнота гражданской власти. Его председателем избрали народного социалиста К.С.Шрейбера. 18 сентября было утверждено положение о выборах в Законодательное собрание по смешанной системе: прямого представительства
населения на основе всеобщего и тайного голосования и куриального - по одному представителю от каждой партии и общественной организации. Выборы должны были пройти в конце октября и до отступления белых в Китай состоялись 17 октября только в Чите, причем в голосовании участвовало 25,6 % избирателей.
На ст.Гонгота 16-го и в Верхнеудинске 26 сентября прошли переговоры об объединении всех областных правительств Дальнего Востока. Характерно, что в Верхнеудинске под давлением делегации Приморья руководство ДВР признало равноправный статус представителей читинского (семеновского) правительства (Ф.Фадеева, Ф.Кузнецова и Г.Ц.Цыбикова).
Тем временем, 15 сентября в Нерчинске открылся съезд трудящихся Восточного Забайкалья, собравший 237 делегатов. Он принял декларацию о признании ДВР и избрал Областной народно-революционный комитет. Когда 13 октября японцы попытались проконтролировать выполнение Алеурских соглашений, им было заявлено: «Нерчинский облнарревком, представляющий все население Восточного Забайкалья, ни с кем пока мирных условий не заключал, поэтому нечего и проверять».
Белые знали о переброске части сил НРА в районы восточнее Читы, но вместо отвода войск за р.Онон, как ранее планировалось, Г.А.Вержбицкий приказал усилить группировку вдоль участка железной дороги Чита-Оловянная. По данным белой разведки, Верхнеудинская группа НРА включала две дивизии неполного состава, прибывших из Сибири (30-ю и номер второй белые не установили9) и две дивизии местного формирования общей численностью
15 000 штыков и 3000 сабель10. Состав Амурской группы НРА белые определяли в две дивизии, сформированные в Амурской области, и несколько конных партизанских отрядов. По данным же командования НРА, к 15 октября в красных частях, не считая Амурского фронта, насчитывалось 1360 человек командного состава, 6273 пехотинцев, 1054 кавалеристов, 294 пулемета, 47 орудий, 3 бронепоезда и 7 самолетов.
В начале октября под видом партизанских отрядов части НРА стали занимать ближайшие подступы к Чите. 4 октября 2 Амурский кавалерийский полк под началом Бобрина, переименованный в Ульдургинский партизанский отряд, занял с.Бургень, севернее Читы. 10 октября в с.Новотроицкое вступили 4 Ингодинский партизанский отряд и 7 Амурский кавалерийский полк. В ответ 11 октября около 1500 белых при четырех орудиях нанесли контрудар у с.Бургень и отбросили красных в тайгу. Когда 15 октября завершилась эвакуация японских войск из Читы, военный совет Амурского фронта потребовал капитуляции Читинского гарнизона. 16 октября между станциями Зубарево и Урульга состоялась безрезультатная встреча представителей красных и белых.
В середине октября в Чите открылся казачий съезд, на который прибыл Г.М.Семенов с ближайшим окружением. Съезд должен был продемонстрировать поддержку атамана со стороны казаков, в противовес оппозиционно настроенному Народному собранию. В Чите белые пребывали в праздничном настроении, с банкетами и речами. Однако, благодушие было развеяно известием о том, что в ночь на 19 октября красные атаковали станцию Карымская, преследуя очевидную цель отрезать Читу с ее военными частями и снаряжением. Для большего разъединения групп белых были направлены небольшие конные отряды, занимавшиеся разрушением железной дороги в нескольких пунктах.
Главный удар командование НРА планировало нанести с северо-востока вдоль железной дороги Нерчинск-Карымская, чтобы изолировать группировку белых в Чите и не допустить ее отхода в Маньчжурию. Все мероприятия по подготовке операции, начавшиеся с 23 сентября, проводились под видом мер самообороны Нерчинского ревкома. Кроме того, 19 октября было опубликовано обращение никогда не существовавшего Центрального штаба партизанских отрядов Забайкалья, в котором говорилось; «Возмущенные до глубины души зверствами семеновских отрядов, расправами и насилиями над неповинными мирными жителями, наши партизаны при дружной поддержке населения Забайкалья сего числа перешли в наступление в направлении Читы»11.
19 октября действовавшая вдоль железной дороги 5 бригада 2 Амурской дивизии НРА при поддержке двух танков атаковала ст.Урульга. Появление танков вызвало у белых панику, и красные, продвинувшись на запад, заняли станцию Кайдаловская. Но вскоре у танков кончилось горючее. Одновременное наступление 6 бригады красных на разъезд Китайский белые отбили, нанеся противнику большие потери. Этот разъезд имел большое значение, так как здесь находился железнодорожный мост через р.Ингода. Только 20 сентября красные после многочасового боя захватили раз.Китайский. К месту прорыва белые перебросили бронепоезда и части Сводной дивизии. Одновременно с успешными действиями 5-й и 6 бригад красных, 1 бригада 1 Амурской дивизии захватила станцию Ага, а 1 Забайкальская кавалерийская дивизия (7600 сабель, 12 орудий) совершила налет на ст.Оловянная.
Наряду с наступлением на Читу с востока красные нанесли удар с севера силами 2 отдельной кавалерийской бригады (2700 сабель). Атаку начал кавалерийский полк, именовавшийся партизанским отрядом Старика (А.Н.Бутрина). У с.Шишкино белые предприняли ряд яростных контратак, пытаясь остановить красных, но были разбиты. Отойдя к селу Верхне-Читинское, на укрепленных позициях белые сумели на день задержать красных. Но 21 октября белые были сбиты и с этих позиций и начали, минуя Читу, отступление на юго-восток. Одновременно наступавшие с востока красные заняли станции Карымская и Маккавеево и уничтожили мост через р.Ингода.
Г.М.Семенов получил доклад своей контрразведки, что член Народного собрания А.А.Виноградов с согласия Г.А.Вержбицкого ведет переговоры с ДВР о капитуляции 2-го и 3-го корпусов на условиях ареста и выдачи атамана красным. Не имея в Чите верных ему частей, Семенов на аэроплане, управляемом полковником Кочуриным, вылетел на ст.Даурия, на которой дислоцировался 1 корпус генерал-лейтенанта Г.Е.Мациевского12. Находившиеся в Чите японские представители получили от своего командования приказ остаться в городе для выяснения вопроса - участвовали или нет войска НРА в наступлении?

Альманах Белая армия. Белое дело № 15 стр. 43-50
Последний раз редактировалось Гусельциков 29 ноя 2013, 19:35, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Забайкальцы в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

(продолжение)
Штаб Дальневосточной армии во главе с Г.А.Вержбицким и части Уфимской группы под началом Р.К.Бангерского оказались отрезанными от основных сил белых и были вынуждены сражаться перевернутым фронтом. 21 октября белые начали эвакуацию Читы, шесть бронепоездов были сожжены у станции Кручина, а эшелоны брошены. Утром 22 октября части НРА всту пили в город, причем ряд пунктов был уже занят боевыми дружинами большевистского подполья.
Чтобы не дать повода японцам обвинить правительство ДВР в нарушении Гонготского соглашения, сообщение гласило, что Чита была взята партизанскими отрядами под командованием Старика. Со ст.Маньчжурия японская военная миссия полковника Изоме заявила протест ДВР о нарушении временной неприкосновенности Читы, на что из Верхнеудинска ответили, что напали партизаны, а власти ДВР ни при чем. Это заявление между тем не помешало правительству ДВР 25 октября переехать в Читу. После занятия красными города начался краткий переходный период. 26-28 октября состоялись совместные заседания Временного Восточно- Забайкальского собрания и Нерчинского ревкома, а 3 ноября собрание самораспустилось.
Белые отступали из Читы двумя колоннами под началом Г. А.Вержбицкого и Р.К.Бангерского. Небольшую часть пути они смогли проделать в эшелонах, но дальше железная дорога была перерезана. Переправившись через Ингоду и миновав пешим порядком с.Агинское, колонна Бангерского к 30 сентября вышла к р.Онон и соединилась с другими частями 3 корпуса. 22-24 октября для содействия отступавшим из Читы 3 корпус белых нанес удар по 1 бригаде 1 Амурской дивизии от ст.Оловянная в направлении станции Ага. 31 октября из-за выхода 2 Амурской дивизии к станции Могойтуй корпус был вынужден отойти к Борзе.
Колонну Бангерского преследовала красная конница, с которой белые имели упорные бои у переправ через р.Онон. Красным удалось занять поселок Цасучаевский, но из поселка Чинданга они были выбиты. Так как нахождение красных в Цасучаевском могло затруднить выход колонны Вержбицкого, колонна Бангерского совместно с Воткинской дивизией 5-6 ноября выбила из него красных, заставив их отойти на 50-60 верст. Авангард колонны Вержбицкого, состоявший из конницы и Сводной дивизии, вышел на ст.Даурия 7-8 ноября. Из-за наступивших морозов колонне было много обмороженных.
Прибывший в Даурию двумя неделями ранее Г.М.Семенов объявил по телеграфу о вступлении в непосредственное командование армией. Помимо содействия читинской группе войскам поставили задачу удержать район станций Борзя и Даурия. Значение Борзи для белых определялось расположением здесь паровозного депо и наличием рядом угольных копей, снабжавших железную дорогу. Семенов надеялся на возвращение части японских войск в ответ на нарушение властями ДВР Гонготского соглашения. Между тем, красные, не обращая внимания на японские протесты, повели наступление на ст.Борзя с запада и севера. С 9-го по 13 ноября упорные бои шли у самой Борзи, затем белые начали отходить к Даурии.
С 14-го по 20 ноября вдоль железной дороги бои продолжались с переменным успехом. На ст.Даурия, которая была укреплена и где находился сильный гарнизон, красные не нападали. Зато атаковали расположенную юго восточнее станцию Мациевская, чтобы отрезать белых от ст.Маньчжурия. На Мациевской стояли эшелоны штаба армии и 2 корпуса, а также множество обозов. Охранение и разведка белыми осуществлялись плохо. Когда красные 19 ноября небольшими силами атаковали Мациевскую, неожиданность нападения вызвала настоящую панику. Утрата связи с тылом вынудила командира 3 корпуса генерал-майора В.М.Молчанова утром 21 ноября организовать прорыв со стан ци и Даурия. Выбив 2 кавалерийский полк П.Косяковича из Мациевской, последние части белых оставили Забайкалье и ушли в Китай. За все время третьего наступления красных на Читу белые потеряли 16 бронепоездов, 37 орудий, около 150 пулеметов, 10 самолетов.
В Китае белые были разоружены. Г.М.Семенов в вагоне полковника Изоме 21 ноября выехал со ст.Маньчжурия в Гродеково, оставив письмо Г.А.Вержбицкому и Р.К.Бангерскому о том, что едет позаботиться о приеме армии. Через четыре дня Семенов изДал приказ о расформировании армии и подчинении ее остатков генералу Н.А.Савельеву. Белые войска были перевезены в Приморье, причем первыми отправили санитарные поезда и штаб атамана. 1 корпус оставался пока в районе Хайлара13, а командование перебрасываемых в Приморье 2-го и 3 корпусов (каппелевцев) решило «в дальнейшем отмежеваться от Г.М.Семенова из-за его политики в Забайкалье, из-за нарушения плана эвакуации, вообще из-за его непостоянства»14.
Как политический и военный деятель Г.М.Семенов в зависимости от обстановки менял тактику, однако до конца жизни остался верен сделанному в 1917 г. выбору - борьбе с большевиками и советской властью. Ответом на упреки в непостоянстве и, думается, убедительным объяснением всех его действий является обращение Семенова к населению Забайкалья в начале октября 1920 г.: «Стремясь к примирению враждующих, но в действительности национально настроенных групп русского населения... я в то же время ни одной минуты не думал о прекращении борьбы с коммунизмом, которую ведет сейчас весь народ России. Мир с большевиками был бы хуже самой ужасной Гражданской войны, ибо он равносилен полной гибели нашего края... Три года я боролся с большевизмом, буду и впредь бороться с ним до конца»15.
В Чите на конференции 28 октября - 11 ноября представители трех областных правительств законодательно оформили объединение в ДВР. Было избрано правительство, созданы министерства и областные управления. В заключение хотелось бы подвести демографические итоги Гражданской войны в Забайкалье, благо здесь сохранились некоторые данные. Советские историки указывали, что «общее число жертв двухлетней семеновской тирании, по далеко не полным подсчетам, достигало 102 000 человек»16. Видимо, в эту цифру попали все прямые потери населения региона в вооруженной борьбе 1918-1920 гг. Таким образом, примерно каждый восьмой житель Забайкалья был либо убит, либо покинул его пределы. Перебирались, в основном, в Китай и Северную Монголию.
По данным Н.С.Сибирякова, 15 % казачьих семей, проживавших по рекам Аргунь и Онон, эмигрировали в Китай, прихватив стада и движимое имущество17. В Китае на правых притоках Аргуни реках Хаул, Дербул и Ган возник район компактного проживания казаков, известный под названием «Трехречье». Схожий с Забайкальем климат (суровые зимы и засушливое лето) способствовал быстрой хозяйственной адаптации эмигрантов в районе от Аргуни до западных склонов Большого Хингана. К концу 1920-х годов более 20 000 выходцев из Забайкалья населяли 18 поселков «Трехречья», главным из которых был Драгоценка со станичным правлением18.
Другим районом, куда переселилась часть населения Забайкалья, была Северная Монголия. Большинство из эмигрантов составляли агинские буряты. Например, из населения Огоцонского хошуна, насчитывавшего около 3000 человек, в ДВР осталось 600 человек, а остальные «вследствие военных грабежей и самочинных военных реквизиций»19 откочевали в Монголию, образовав Онон-Агинский соймон. Общая численность бурятского населения, эмигрировавшего в Монголию, составила от 16 000 до 20 000 человек. Переезжали также и русские. Известно, что к началу 1950-х годов в долинах рек Иро и Хара на территории Северной Монголии проживало до 10 000 русских20.

1 Государственный архив Читинской области (ГАЧО). Ф.183.0п.1.Д.40.Л.48.
2 См.: РГВА. Ф.39 532.0п.1 .Д.75.Л.32.
3 Цит. по: Василевский В.И., Грунин Г.В., Изгачев В.Г., Рейхберг Г.Е., Шерешевский Б.М. Борьба за
власть советов в Восточном Забайкалье. -Иркутск, 1967. -С.212.
4 ГАЧО. Ф.183.0п.1.Д.Ю .Л.6.
5 Цит. по: Шишкин С.Н. Гражданская война на Дальнем Востоке. 1918-1922 гг. -М.,1957. -С .164.
6 Происхождение танков таково. В марте 1920 г. во Владивосток американские войска доставили
10 танков «Рено». Они хранились в вагонах американского Красного креста. По одной версии,
сочувствовавшие большевикам железнодорожники отправили вагоны с танками в Благовещенск
к красным. По версии начальника политуправления НРА П.С.Парфенова, танки передали американцы.
7 ГАЧО. Ф .329.0п. 1.Д.50.Л.347.
8 Петров П.П. Роковые годы. 1914-1920 гг. -Калифорния, 1966. -С.255.
9 35 стрелковая дивизия.
10 Петров П.П. Роковые годы. 1914-1920 гг. -С.256.
11 Цит. по: Шли дивизии вперед. Народно-революционная армия в освобождении Забайкалья. 1920-1921. Сб. док. -Иркутск, 1987. -С.201.
12 Семенов Г.М. О себе. Воспоминания, мысли, выводы. -М., 1999. -С.205.
13 Документы внешней политики СССР. -М., 1961. -Т.5. -С.37.
14 Цит. по: Петров П.П. Роковые годы. 1914-1920 гг. -С.260.
15 Цит. по: Василевский В.И. Забайкальская Белая государственность в 1918-1920 гг. Краткие очерки истории. -Чита,2000. -С. 180.
16 Василевский В.И., Грунин Г.В., Изгачев В.Г., Рейхберг Г.Е., Шерешевский Б.М. Борьба за власть советов в Восточном Забайкалье. -С. 117.
17 Сибиряков Н.С. Конец Забайкальского казачьего войска//Минувшее. Ист. альманах. -М .,1990. -Т.1.-С.211.
18 См.: Долгополов А. Трагедия Трехречья //Первопоходник (Лос-Анжелес). -1975. -авг. -No 26. -С.43.
19 ГАЧО. Ф.15р.Оп.1.Д.8.Л.2.
20 См.: Арзуманов И., Бычков О.В. Православная церковь в Монголии: история и современность // Исторические судьбы православия в Сибири. Тез. док. и сооб.науч. конф. -Иркутск, 1997. -С.61.

Альманах Белая армия. Белое дело № 15 стр. 43-50

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Забайкальцы в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

В 1851 буряты в составе 4 полков они были переведены в сословие Забайкальского казачьего войска. Буряты-казаки по роду занятий и образу жизни оставались скотоводами.

Отдельная Монголо-Бурятская конная бригада имени Зорикто Батора
Д. Р. Касаточкин

Летом-осенью 1919 года Г.М. Семенов и сторонники идеи создания пан- монгольского государства приступили к подготовке военного переворота во Внешней Монголии [15, 23]. Его целью должно было стать принуждение правительства Халхи к союзу с панмоголистами, и создание под их началом независимого государства «Великая Монголия», состоящего из части территории русского Забайкалья, Внутренней и Внешней Монголии», Барги. Осуществление данного проекта предполагалось сопровождать вторжением на территорию Халхи воинского подразделения панмонгольских войск, формирующихся в Даурии на основе частей Азиатской конной дивизии. В истории это подразделение известно как Экспедиционный (Особый экспедиционный) отряд генерала Левицкого 35.
3 сентября 1919 года в военном городке Даурия (типичном даже для центральной России небольшом полугородском, полуаграрном поселении [2, С. 34-38]), где размещалась Азиатская конная дивизия 36 произошел мятеж внутренних монголов. Его инициатором был монгольский «генерал» Фушенга. Мятеж был подавлен бурятскими частями Азиатской конной дивизии, Фушенга был убит вместе с конвоем. После этого происшествия в монгольских частях Азиатской конной дивизии начались брожения. Участились случаи дезертирства. Это (в основном) стало основанием для официального расформирования отряда Левицкого, произошедшее в первой половине сентября 1919 года. Оставшиеся после этого части были 11 октября сведены в две бригады: Отдельную Азиатскую конную бригаду и Отдельную Монголо-Бурятскую конную бригаду. Именно ей и будет посвящено наше исследование. В нее вошли те же части, из которых летом 1919 года формировался Особый экспедиционный отряд Левицкого. Таким образом, налицо сохранение преемственности между этими частями.

35 Впоследствии Особый отряд Чидорга багатора Цог Чжибхоланта.
36 Куда входили панмонгольские части войск атамана Семенова и вооруженные силы Даурского правительства Нэйсэ-гэгэна .


Осенью 1919 года Азиатская конная дивизия состояла из четырех конных полков – Даурского и Хамарского (служили представители внутренних монголов), а также 1-го и 2-го Бурятских, состоящие из «всадников» бурят. В Отдельную Монголо-Бурятскую конную бригаду вошли два полка: Даурский конный полк, в который переводились все монголы из Хамарского полка, и Бурятский конный полк (бывший 1-й Бурятский), который являлся самым крупным в дивизии, насчитывая в своем составе шесть конных сотен. 37 Таким образом, в Монголо-Бурятскую бригаду вошло 10-12 сотен. Также бригада имела довольно крупный, по Забайкальским меркам, конно-артиллерийский дивизион (12 орудийных расчетов) [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 6, л. 23, л. 23 об].
В ноябре 1919 года, Монголо-Бурятская бригада стала именоваться Отдельной Монголо-Бурятской имени Зорикто Батора конной бригадой. Титулом Зорикто Батор Богдо-гэгэн пожаловал тайджи Тогтохо в 1911 году [12, С. 60].
Имя легендарного героя Монголии, первого поднявшего знамя освободительной борьбы, повышало статус отряда. Это было больше чем яркое название. Оно подчеркивало особый статус этого подразделения, говоря тем самым, что борется за общемонгольские национальные интересы. Впоследствии, упрощая официальное название, бригаду станут называть Дикой Дивизией. Под этим именем она чаще всего фигурирует в воспоминаниях современников и научной литературе.
Тогда же Бурятскому конному полку было присвоено имя Доржи Банзарова. Даурский конный полк был переименован в Монгольский конный полк и ему было присвоено имя Чингис-хана. Конный артиллерийский дивизион получил имя Чидорга Багатора Цог Чжибхоланта.
Внутренние монголы объясняли свое положение на службе Г.М. Семенова следующим образом: «Наша цель – помочь русским белогвардейцам в их борьбе против Красной Армии. Через сотрудничество с русскими белогвардейцами мы могли бы получить оружие и экономическую помощь... ...поддержать наше движение за независимость Внутренней Монголии, а в дальнейшем объединиться с Внешней Монголией и основать Великую Монголию» [5]. Здесь необходимо уточнить, что, несмотря на приведенный отрывок, чахары и харачины, состоящие на службе Г.М. Семенова, как отмечают многие современники, были по натуре своей «полухунхузами» (полубандитами). В большинстве своем они служили, прежде всего, как наемники.
Командный состав бригады составили офицеры, имеющие опыт службы в инородческих частях и боевые отличия. Возглавил Монголо-Бурятскую бригаду, произведенный летом 1919 года в чин генерал-майора Петр Петрович Левицкий. 38 Он пользовался доверием атамана Семенова. По его собственному утверждению он знал и разбирался в нравах и традициях монгол [РГВА, ф. 39454, оп. 1, д. 6, л. 194]. Несмотря на то, что номинально панмонгольские войска возглавлял Нэйсэ-гэгэн, фактическое же командование ими осуществлял П.П. Левицкий, что делает данную фигуру чрезвычайно важной при изучении панмонгольского движения.

37 Накануне несостоявшейся экспедиции генерала-майора П.П. Левицкого, летом 1919 года, численность 1-го Бурятского конного полка была доведена до шести сотен за счет переведенных всадников из 2-го Бурятского конного полка.
38 Петр Петрович Левицкий – потомок известного литературного деятеля, ближайшего и любимого друга А.С. Пушкина А.А. Дельвига. П.П. Левицкий происходил из дворян Тульской губернии. Участвовал в Первой мировой войне в чине сотника 1-го Верхнеудинского полка. Был отмечен орденами Св. Анны 4-й ст., Св. Станислава 4-й ст., Св. Анны 3-й ст. и Св. Владимира 4-й ст. Окончил Первую мировую войну в звании войскового старшины. В ОМО с 1918 года. Затем, согласно приказу No 3 от 15 мая 1919 года по Дальневосточным казачьим войскам, занимал должность генерал для поручений при Атамане Г.М. Семенове (РГВА, ф. 39532, оп. 1, д. 3, л. 4.)


Летом 1919 года накануне неосуществленного вторжения в Халху, П.П. Левицкий ездил в Ургу с дипломатической миссией. Целью ее были переговоры с правительством Богдо-гэгэна об участии Внешней Монголии в панмонгольской конференции и присоединении ее к панмонгольскому движению [РГВА, ф. 39532, оп. 1, д. 3, л. 14]. Тогда же Левицкий перешел в подданство несуществующего государства «Великая Монголия» с именем Цог Чжибхолант и в звании Чидорга Багатор [РГВА, ф. 39454, оп. 1, д. 6, л. 194]. Кроме того Левицкий был удостоен титула гун. Бурятским полком командовал войсковой старшина (полковник с осени 1919 года) Илья Михайлович Жадовский. 39 Монгольский полк возглавил есаул Николай Сюсин, Конно-артиллерийским дивизионом командовал войсковой старшина Пинигин, занимавший летом 1919 года должность начальника артиллерии Туземного конного корпуса. Все указанные офицеры за исключением Жадовского, с 1918 года служили в Особом Маньчжурском Отряде. Возможно, некоторые офицеры бригады, как и П.П. Левицкий, перешли в подданство «Великой Монголии» и имели монгольские звания. Так, монгольское звание шилгамгай (эквивалент полковника) носил полковник Жадовский [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 1, л. 200].

39 Жадовский Илья Михайлович - подпоручик в 19-м туркестанском стрелковом батальоне в г. Керки (Хан. Бухара). Участник Первой мировой войны. В 1918 году служил в конном дивизионе Партизанской бригады имени Красильникова. Казачья часть этого дивизиона, возглавляемая Жадовским, ушла вместе со Средне-Сибирским корпусом в Забайкалье и осталась в Чите на службе Семенова. Этот отряд послужил ядром для формирования 1-го Конного атамана Семенова полка 1-й Маньчжурской сводной атамана Семенова дивизии. Во время боевых действий с большевиками, пришедшими из-за Аргуни с китайской территории, Жадовский командовал частями Приамурского конного полка.

В Монгольском полку существовала система двойного командования, то есть монголы имели собственных офицеров и десятников, но фактическое командование осуществлялось русскими офицерами. В Бурятском полку командирами сотен были русские, младшими же офицерами были прапорщики буряты – выпускники Даурской школы Монголо-Бурятских юнкеров. Пулеметные команды полков практически полностью состояли из русских и небольшой долей бурятов. Стоит также отметить, что Бурятский имени Доржи Банзарова конный полк был на особом положении, его шефом являлся сам атаман Г.М. Семенов, носивший погоны этого полка [14, С. 301]. Личный конвой атамана также состоял из всадников, которые были переведены из Бурятского конного полка [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 1, л. 116об].

ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 1/2014

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Забайкальцы в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

Согласно приказам и документам, всадники бригады носили либо гимнастерки и шаровары, либо «монгольскую форму», то есть традиционную монгольскую одежду. Что касается знаков различий, то еще летом 1919 года был введен следующий погон: поле погона желтое, просвет и кант фиолетовые, пуговица и «знак Чингис-Хана белого металла» [РГВА, ф. 39454, оп. 1, д. 6, л. 194]. Знак Чингисхана в данном случае – свастика, загнутыми концами направленная вправо, такой же была и эмблема Военного отдела Азиатской дивизии, печати этого отдела сохранились в дошедших до наших дней документах [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 9]. Зимой 1920 года, когда семеновские войска перешли защитный погон, офицеры монгольского полка должны были иметь на нем фиолетовый просвет и желтый кант по краям, а офицеры бурятского полка желтый просвет и фиолетовый кант. Неизвестно успела ли Монголо-Бурятская бригада перейти на новую форму.
Согласно секретному приказу Атамана Семенова от 30 ноября 1919 года Отдельная Монголо-Бурятская Зорикто Батор конная бригада входила в состав Западного отряда, созданного Г.М. Семеновым на случай «возможных действий на Западной границе Забайкальской области» [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 6, л. 23, л. 23об]. Согласно нему Монголо-Бурятская бригада, состоявшая на тот момент из двух четырехсотенных полков и артиллерийского дивизиона, в двенадцать орудий, образовывала, так называемую, Верхнеудинскую группу этого отряда.
Фактически из Азиатской дивизии выделялись не просто наиболее боеспособные, а прежде всего панмонгольские части и перевод их именно в Верхнеудинск, вряд ли был простым совпадением. Летом 1919 года в китайской прессе писалось, что Семенов и панмонголисты готовят вторжение во Внешнюю Монголию по двум направлениям. Первое – южное из Даурии; второе – северное, где Семенов «использует 4 тысячи бурятских солдат, которые пойдут на Ургу через Кяхту» [15, C. 601]. Таким образом, переброска панмонгольских частей в Верхнеудинск, на тракт Верхнеудинск–Кяхта–Урга, могла быть первым шагом наступления на Ургу.
В конце сентября начале октября Монголо-Бурятская бригада по частям перебрасывалась из Даурии в Верхнеудинск. Квартировалась бригада за Удой в парке. В Верхнеудинске всадники несли патрульную службу, охраняли окрестности, и заводы, конвоировали заключенных, периодически участвовали в карательных экспедициях против большевиков, либо ходили за дезертирами. В ноябре бригада состояла из двух четырехсотенных полков и артиллерийского дивизиона в 12 орудий [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 6, л. 23, л. 23об].
Через месяц, в конце декабря 1919 года один из ее полков, вошел в состав отряда генерала Л.Н. Скипетрова. Г.М. Семенов в своих мемуарах пишет, что «приказал генерал-майору Скипетрову с тремя бронепоездами «Мститель», «Беспощадный» и «Истребитель», Монголо-бурятским конным и Маньчжурским стрелковым полками двинуться навстречу поезду адмирала [Имеется в виду адмирал А.В. Колчак] и, приняв его под свою охрану, следовать в Забайкалье, до пункта по указанию адмирала» [19, C. 230]. Начальника Иркутского гарнизона Семенов просил держаться до подхода экспедиционного отряда: «Повстанцы, прикрываясь святым именем многострадального Русского Народа, снова взялись за гнусное дело и открыли новый гражданский фронт, восстав против Верховной Власти. Приказываю приложить все усилия, чтобы продержаться до прибытия посланного Вам на выручку отряда с частями Дикой Дивизии под командованием генерал-майора Скипетрова, которому дано категорическое приказание беспощадно покончить раз и навсегда с мерзавцами, пользующимися тяжким положением Родины и старающимся вновь повторить ошибки прошлого» [4, C. 14].
Отличительной чертой взглядов генерал-майора Леонид Николаевича Скипетрова было его крайне отрицательное отношение к адмиралу А.В. Колчаку. Генерал нередко жестко критиковал «Верховного правителя России», называл его человеком совершенно незнающим военного дела, обвинял его в том, что он мешал Особому Маньчжурскому отряду в его борьбе с большевиками, способствовал ухудшению отношений с иностранцами, особенно Японией» [10, C. 309]. Но по иронии судьбы, когда в декабре 1919 года в Иркутске вспыхнуло восстание «Политцентра», спасать Колчака отправили именно Л.Н. Скипетрова.
В своих мемуарах Г.М. Семенов пишет, что помимо Маньчжурского стрелкового, Монголо-бурятский конный полк, на самом деле это был лишь Бурятский имени Доржи Банзарова конный полк. В пользу этого свидетельствует приказ, отданный по Бурятского конному полку 25 декабря 1919 года, в котором командир полка шилгамгай Батор полковник Жадовский сообщает что отбывает «сего числа» с полком в Иркутск [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 1, л. 200 об].
Согласно приказу по Отдельной Монголо-Бурятской конной имени Зорикто Батор бригады No 57 от 31 декабря 1919 года, Бурятский полк находился в экспедиции с 27 декабря. Вместе с ним отправилась 1-ая конная батарея из конно-артиллерийского имени Чидорга Багатора Цог Чжибхоланта дивизиона [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 2, л. 6]. Таким образом, артиллерия для экспедиции Скипетрова была также из Монголо-Бурятской бригады.
Из-за предательства контролирующих станцию Иркутск чехов, которые пустили паровоз на семеновский броневик, прорваться к станции не удалось. Этот пущенный маневровый паровоз столкнулся с балластной платформой, которую толкал впереди себя головной бронепоезд «Мститель». Платформа вместе с паровозом свалились под откос и повредила путь [6, C. 32-34]. Не- смотря на это, высадившиеся семеновцы быстро захватывали одну улицу за другой, подошли к Александровской, а отдельные группы солдат прорвались до Оглоблинской, стремясь охватить район вокзала.
В захваченных семеновцами районах началась расправа над мятежниками, не успевшими отойти. По наскоро починенному пути бронепоезда подошли к переправе «Звездочка», где их ждал пароход «Бурят», который перевез около 150 семеновских солдат на правый берег. Встреченные на берегу с оркестром семеновцы торжественным маршем прошли по Большой улице и заняли участок на Ушаковском фронте, где 30 декабря царило затишье.
Таким образом, небольшому отряду под командой Панченко, при 4 орудиях и 8 пулеметах удалось захватить часть предместья до Кругобайкальской улицы, то есть почти до Иркутского вокзала.
По приказу начальника Оренбургского казачьего училища генерал- майора К.М. Слесарева 80 юнкеров были посланы в обход Глазкова, где действовали вместе с семеновцами, но атака была отбита огнем двух чешских пулеметов с тыла, при этом четверть всех юнкеров была убита. 40 4 января, около 18 часов, семеновцы бывшие в городе, получили приказание отходить. На второй день Рождества, 8 января, во время обеда, весь оставшейся отряд генерала Л.Н. Скипетрова был предательски разоружен чехами и арестован. По другим данным «На ст. Подорвиха «Орликом» 41 9 января были «ликвидированы» два семеновских бронепоезда, на ст. Байкал с боем взят его же гарнизон, штаб генерала Скипетрова, бронепоезд и эшелон пехоты» [13, C. 186] . «Чехи ночью забросали броневик ручными гранатами, взяли Скипетрова в плен, причем, со стороны броневика было убито 15 человек» [11, C. 79].


ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 1/2014

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Забайкальцы в гражданской войне

Сообщение Гусельциков »

Взятых в плен всадников и офицеров отряда Л.Н. Скипетрова, чехи отпустили через некоторое время, под давлением японцев. Всадники этого полка большей частью разошлись по домам. Семеновцы же были разоружены чехами при поддержке 30-го американского полка и на станциях Маритуй, Слюдянка, Кутулик. Пытавшиеся оказать сопротивление семеновцы убили несколько американцев. С этими, имеющими «низкий моральный уровень» солдатами, набранными преимущественно из русских евреев и дезертиров Великой войны, их отношения были весьма натянутыми. Семенов же отмечал, что «американцы своим безобразным поведением всегда вносили беспорядок, вызывая глубокое недовольство населения», а так же часто открыто поддерживали большевиков [19, C. 204-206]. Последнее утверждение подтверждается, как большим количеством воспоминаний современников, так и собственно американскими документами. Например, борьба Зорикто Батор бригады и других семеновских отрядов с партизанами вызывала протест со стороны располагавшихся в Верхнеудинске американских частей, прежде всего 27-го пехотного полка. Командир этого полка Ч. Морроу считал, что местные крестьяне были мирными, законопослушными аполитичными, а целью экспедиций семеновцев – грабеж [23, C. 270]. Американский исследователь Джеми Бишер, в своей монографии о белом терроре, приводит текст обращения крестьян села Шаралдай 42 к американским военным с просьбой о защите от отрядов Дикой Дивизии. «Друзья, Американцы: люди умоляют и просят вас о помощи и защите от семеновской Дикой Дивизии, которая сжигает деревни, отбирает имущество, убивает стариков, женщин, детей и не пощадит никого. Просим вас о помощи ради младенцев и стариков. Сжальтесь над нами...» [там же]. Вмешательство представителей другого государства во внутренние дела страны порождало конфликты между американцами и семеновцами, последние же считали себя олицетворением закона и порядка в регионе. Поэтому неудиви- тельно, что офицерам Зорикто-Батор бригады, во время их пребывания в Верхнеудинске, даже было запрещено посещать офицерское собрание, «ввиду непрекращающихся скандалов с американскими солдатами» [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 1, л.156].

40 Еленевский А. Военные училища в Сибири (1918—1922). Военная быль, 1963 год, No 61-64.
41 Мощный чешский бронепоезд.
42 У Бишера - Sheraldai .


С начала декабря район к югу от Верхнеудинска (Мухор-Шибирь, Бичура, Десятниково и Тарбагатай) наводнило красное партизанское движение. 29 декабря, под покровом ночной темноты партизаны захватили Ново-Селенгинск, тем самым перерезав тракт Верхнеудинск – Троицкосавск – территории русского приграничья, которые обзавелись системой крепостей лишь в XVIII в. [3 с. 158], и сложно контролируемые ограниченными силами.
Для подавления партизан, из Верхнеудинска на Ново-Селенгинск двинулись две роты 30-го Нерчинского полка и отряд Отдельной Монголо- Бурятской Зорикто Батор бригады в 400 штыков и сотню сабель при двух орудиях. Так как Бурятский конный имени Доржи Банзарова полк находился в экспедиции Скипетрова, то это были части, прежде всего, Монгольского конного имени Чингисхана полка, возможно усиленные мелкими частями бригады, например сотней школы Монголо-Бурятских юнкеров [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 1, л. 156], и казачьими отрядами района. Разложенные большевистской пропагандой части Нерчинского полка в районе села Иволгинские Ключи перешли на сторону партизан. 2 января 1920 отряд Дикой Дивизии вел бои с партизанскими отрядами, которыми командовал бывший фельдфебель К.И. Лощенков. Он умело распределил силы партизан: «дорога, по которой наступали каратели, была взята под перекрестный огонь. Противник начал обстрел села из орудий. Тогда на помощь партизанам поднялось все население Тарбагатая и соседних сел. К месту боя на гору Омулевка двигалась почти тысячная «армия» ополченцев, вооруженная вилами, пешнями, косами, пиками, топорами» [22]. Видя значительное превосходство в живой силе, а также узнав об измене частей Нерчинского полка, белые ретировались.
4 января части бригады в составе 400 штыков и 500 сабель вновь двинулись по тракту на Мухино – Ново-Селенгинск и далее на Троицкосавск. Навстречу им из Троицкосавска вышел Отдельный конный генерал-лейтенанта Крымова 43 дивизион (500 человек). Партизан в этом районе насчитывалось около шести тысяч человек. 6 января панмонгольский отряд освободил Мухино, но был отброшен от Ново-Селенгинска. Через два дня под селением Окино-Ключи потерпел поражение и «Генерала Крымова дивизион».
8 января 1920 года Отдельная Монголо-Бурятская конная Зорикто Батор бригада в составе 200 штыков (русских) и 600 сабель (монгол) [18] под начальством генерала Левицкого опять направилась на Троицкосавск, а по некоторым версиям конечным пунктом была Урга [21, с. 180-181]. Косвенно на это может намекать выражение «продолжительная экспедиция» в приказе Левицкого по бригаде [РГВА, ф. 39777, оп. 1, д. 2, л. 9]. С отрядом отправился и Нэйсэ-гэгэн.

43 Первоначально отряду было присвоено имя генерала А.И. Дутова – походного атамана всех казачьих войск, затем имя генерала А.М. Крымова – командира Г.М. Семенова во время Первой мировой войны.

9 января было занято Вахмистрово, 10-го – Янгажинские Ключи, 12 января, Монгольский конный полк, пройдя вдоль западного берега Селенги, захватил село Ганзурино. Следующей ночью село попытались отбить около 900 партизан, но Левицкий нанеся им серьезные потери отбросил от Ганзурина. Села, поддерживающие партизан поджигались, а жители, связанные с партизанами, уничтожались. Советская пресса писала, что «по приказу Левицкого вырезали из тела куски мяса, отрезали уши, носы и выкалывали глаза... В Гонзурино были сожжены 90 летняя старуха и много крестьян и детей...» [8]. Перед приходом отряда Левицкого население деревень бежало в лес, где многие замерзали. «Семеновцы отбирали хлеб и все остальное, что было возможно взять» [там же].
В Дикую Дивизию постоянно поступали тревожные сведения: о разгроме белых под Новой Зардомой, о враждебной позиции чешских войск к семеновцам в Верхнеудинске, о захвате китайцами Троицкосавска и Кяхты. Вероятно, именно в это время произошел резкий разговор между Левицким и Нэйсэ- гэгэном о дальнейшем движении. Левицкий хотел возвратиться в Верхнеудинск, монголы – идти в Халху [20]. Л.А. Юзефович наоборот предполагает, что Нэйсэ-гэгэн пытался воспрепятствовать походу русских на Ургу [21, C.181].
Нельзя исключать возможности, что из-за ввода китайского гарнизона в Халху летом 1919 года, идея вторжения во Внешнюю Монголию была полностью оставлена. Ведь в том случае, если Зорикто-Батор бригада имела целью вторжения в Халху, П.П. Левицкий отчасти мог разыграть ту же карту, которая спустя год выпадет на долю барона Унгерна (освобождение Внешней Монголии). Присутствие Нэйсэ-гэгэна и лозунг освобождения страны от китайцев могли спровоцировать антикитайские и антиламские выступления, а стремительный удар по Урге с севера мог дать панмонголистам легкую победу.
Тем не менее, договориться между собой один из лучших семеновских генералов и «правитель Великой Монголии» не смогли. Все кончилось трагично, как для монгол, так и для русских. Вначале, недалеко от Гусиноозерского дацана чахары и харачины перебили русских офицеров на походе, когда большая часть из них действовала в санях и была лишена возможности защищаться, погиб и П.П. Левицкий [17, C. 440-442]. Затем, монголы, грабя окрестные села, двинулись к Кяхте. Здесь, отряд монголов разделился: большинство отправилось в Халху, попутно «разоряя, грабя, мучая и насилуя все попадавшееся на пути» [там же], остальные были разоружены китайцами около Маймачена 44 . Свиду радушный прием китайцев оказался западней – знатных монголов, включая Нэйсэ-гэгэна, расстреляли, остальных заперли в бане, а потом отправили на принудительные работы и охрану хлебных заливных полей и китайских «фирм» (богатых заимок), в районе реки Хаары.
44 Торговая часть в монгольском городе. Название Маймачен – русифицированное от мон-
гольского наймачин – купец.


Рассматривая Гусиноозерскую трагедию, нельзя также исключать и возможность действий красной агентуры. В письме к Г.В. Чичерину Э.-Д.Р. Ринчино, отмечая свои заслуги перед революцией, упоминает свою деятельность, результатом которой стали: «отказ монгол участвовать в походе против Иркутска и вооруженным выступлением монгольских войск против Семенова – уничтожение отряда генерала Левицкого» [14, C. 129-130].
Впоследствии, немногие чудом спасшиеся офицеры Монгольского конного полка и другие чины Зорикто Батор бригады служили в Азиатской конной дивизии. Во время похода барона Р.Ф. Унгерн-Штернберга в Монголию, после второго неудачного штурма города Урги к Азиатской дивизии присоединились несколько сотен чахар и харачин, тех самых которые устроили резню на Гусином озере. Как вспоминает современник событий: «Неприязни ни с одной из сторон не было. Люди сошлись для одного и того же дела и в знак дружбы курили из одной трубки» [7, C. 527-528].
В феврале 1920 года, оставшиеся части бригады были влиты в состав Отдельной Азиатской конной дивизии. С фактической гибелью в начале 1920 года Отдельной конной Монголо-Бурятской Зорикто-Батор бригады – одной из главных боевых единиц панмонгольского движения, а также гибели лидера этого движения, Нэйсэ-гэгэна, можно говорить о практическом сведении на нет панмонгольской деятельности атамана Семенова, в частности, и всего панмонгольского движения в Забайкалье в целом.

Литература
1. Российский Государственный Военный Архив (РГВА) ф. 39454, оп 1, д. 6; ф. 39532, оп. 1, д. 3; ф. 39777, оп.1, д. 1, д. 2, д. 6, д. 9.
2. Белов А.В. Город аграрного типа среди поселений Центральной России на рубеже XVIII – XIX веков // Вестник славянских культур. No 4 (XXVI). - М.: ГАСК, 2012.
3. Белов А.В. «Росписание губернским и уездным штатным городам» – источник по структуре сети городов и городских поселений Российской империи рубежа XVIII–XIX веков // Археографический ежегодник. 2009-2010 годы / [отв. ред. С.О. Шмидт]; Археограф. комис. РАН ; Фед. архив. агентство. - М.: Наука, 2012.
4. Борисов Б. Дальний Восток. – Вена, 1921.
5. Варнавский П.К., Дырхеева Г.А., Скрынникова Т.Д. Бурятская этничность в контексте социокультурной модернизации. – Иркутск, 2003.
6. Вендрих Г.А. Декабрьско-январские бои 1919—1920 гг. в Иркутске. – Иркутск, 1957.
7. Голубев. Воспоминания / Барон Унгерн в документах и мемуарах. / составитель и редактор С.Л. Кузьмин. М. 2004.
8. Губельман М.И. Борьба за Советский Дальний Восток. 1918-1922. - М., 1955.
9. Еленевский А. Военные училища в Сибири (1918—1922). Военная быль, 1963 год, No 61-64.
10. Катанаев Г.Е. На заре Сибирского самосознания. Воспоминания генерал-лейтенанта Сибирского казачьего войска. - Новосибирск, 2005.
11. Котомкин А. О чехословацких легионерах в Сибири. 1918-1920 гг.: Воспоминания и документы. - Париж, 1930.
12. Ломакина И.И. Грозные Махакалы Востока. - М., 2004.
13. Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. -М., 2005.
14. Ринчино Элбек-Доржи. Документы, статьи, письма. - Улан-Удэ, 1994.
15. Сперанский А.Ф. Материалы к истории интервенции. Роль Японии в «панмонгольском движении» // Новый Восток. – 1922. - No 2.
16. Сахаров К.В. Белая Сибирь. (Внутренняя война 1918-1920 гг.). - Мюнхен, 1923.
17. Соколов Б.В. Барон Унгерн. Черный всадник. - М., 2007.
18. Савченко С.Н. Белая армия на Дальнем Востоке: возникновение и структура (сентябрь 1918 - февраль 1920). Из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке (1918-1922 гг.). Выпуск 2. – Хабаровск, 2000.
19. Семенов Г.М. О себе. Воспоминания, мысли, выводы. - М., 2002.
20. Шишкин С.Н. Гражданская война на Дальнем Востоке. - М., 1957.
21. Юзефович Л.А. Самодержец пустыни: барон Р.Ф. Унгерн- Штернберг и мир, в котором он жил. - М., 2010.
22. За землю и волю. [Электронный ресурс]. URL
http://tarbagatay.burnet.ru/district/126/489.php.
23. Bisher Jemie. White Terror: Cossack Warlords of the Trans-Siberian. - London & New York: Routledge, Taylor & Francis, 2005.

ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 1/2014

Ответить

Вернуться в «КАЗАЧЬИ ВОЙСКА»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость